Жертвам домашнего насилия необходима адекватная законодательная защита


Окончательной позиции по законопроекту о профилактике домашнего насилия нет. Об этом в интервью российским телеканалам заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. По его словам, «там есть интересные новеллы, связанные с предостережением, которые официальными структурами выдаются – полицией или судом; ряд правил заимствован из заграничного законодательства, когда люди, ранее находившиеся в семейных отношениях, не допускаются друг к другу на определенное расстояние, чтобы не провоцировать конфликт», – цитирует Медведева РИА Новости. В то же время есть риск манипулирования, отметил Медведев. Он не исключил, что в новой версии Кодекса об административных правонарушениях может появиться ответственность за домашнее насилие.

Закон, который сейчас рассматривается, называется законом о профилактике семейно-бытового насилия. Профилактика – очень важная и нужная практика, но вопрос в том, что является профилактикой. Например, декриминализация побоев, которая произошла в 2017 году, интерпретируется как профилактическая мера. Но это ложное представление, которое строится, увы, на недостаточной осведомленности законодателей.

Насилие не проходит само по себе, и однажды применивший насилие не «одумается сам», без дополнительных мер. Я говорю прежде всего об обязательной терапии насильственного поведения, которая как раз и могла бы быть действенной мерой профилактики. Кроме того, когда дело в семье дошло до побоев, в абсолютном большинстве случаев это значит, что побоям предшествовала система психологического и экономического насилия, которое, разумеется, также не пройдет само по себе. Вот почему за побои нужна реальная ответственность, кроме того, как я уже сказала, нужны дополнительные меры, например психотерапия насильственного поведения.

Много несогласия вызывает тот факт, что дела о домашнем насилии могут стать делами публичного обвинения, то есть делами, не требующими подачи заявления потерпевшего в суд, когда обвинение поддерживают следователь и прокурор, а прекращение дела в связи с примирением сторон невозможно. Противники закона боятся манипуляций в связи с тем, что заявление о насилии в семье сможет подать третья сторона. Но сегодня, когда дела о домашнем насилии являются делами частного обвинения, мы имеем огромное количество других манипуляций, когда женщина, переживающая огромный стресс и психологическую травму, вынуждена самостоятельно отстаивать свои интересы, когда она подвергается давлению со стороны правоохранителей и суда, когда она остается один на один с проблемой.

В нашем опыте есть несколько случаев, когда женщины смогли довести дело до суда и выиграть суд по побоям. Но это буквально пара случаев на сотню. Все остальные – это противоположные истории о том, как имеющиеся правовые инструменты не защищают. Истории о том, как не принимают заявления, как формально относятся к рассмотрению, как отказываются возбуждать дело, как оказывают давление и так далее. Сейчас основная риторика по-прежнему строится вокруг утверждения «не выноси сор из избы», которое является просто-напросто губительным для пострадавших. И это однозначно требует перемен. Но если по побоям есть хотя бы соответствующая статья и пусть административная, но все-таки ответственность, то с преследованием ситуация обстоит еще сложнее. Преследование – очень частое осложнение домашнего насилия. Сценарий всегда примерно один: женщина прекращает отношения с автором насилия, но автор насилия начинает ее преследовать. Встречает у дома и работы, следит, в лучшем случае угрожает, оскорбляет и запугивает, а в худшем случае применяет физическое насилие. И в ситуациях преследования женщина остается абсолютно незащищенной, поэтому это еще одно изменение, которое остро необходимо. Женщинам в ситуации домашнего насилия очень нужна адекватная законодательная защита, более того, нужны реально работающие законы.

Send with Telegram
bookmark icon