Я, как доктор, считаю, что готовить медиков по целевому набору уместно


утвердил перечень поручений федеральному правительству, среди которых содержится мера по увеличению количества бюджетных мест в вузах, особенно в тех регионах, где наблюдается дефицит специалистов с высшим образованием. Студенты начиная с третьего курса смогут менять направление подготовки. Кроме того, как сообщает сайт postupi.online, изменится порядок приема в вузы по ряду медицинских специальностей. По специальностям «Лечебное дело» и «Педиатрия» целевой прием по программам специалитета будет доведен до 70–75 %, по программам ординатуры – до 100 %.

Трудно спрогнозировать, позволит ли эта конкретная мера серьезно изменить ситуацию с дефицитом медицинских кадров. Действительно, это, наверное, как-то повлияет, но надо говорить о привлекательности самого рабочего места, на которое студенты идут. Если это будет сочетаться с теми изменениями, которые хорошо бы сделать для начинающих врачей и в принципе для врачей (речь о едином высоком тарифе оплаты труда, социальных пакетах, о повышении статуса врача в обществе), тогда, думаю, ситуация начнет меняться. А если ничего из этого сделано не будет, то сколько бы студенту чего ни предлагали, он выберет иное. Это же фактически образовательный выбор, то есть получается, что сам человек знает, чего он хочет с точки зрения того, кем он хочет быть из медицинских работников. Поэтому увеличение целевого приема по отдельным специальностям – мера действенная, но это полумера. Нужна еще вторая половина.

На факультеты медицинских вузов всегда высокий проходной балл, проблем с нехваткой абитуриентов не бывает. Должны учиться лучшие, но единый экзамен, который, называясь единым, не является равным, не всегда позволяет это требование соблюсти. До сих пор остается актуальным вопрос, например, со стобалльниками по русскому языку из кавказских республик. Я, конечно, верю, что есть ребята способные, но когда таких ребят не один, не два человека, а 100? А потом у нас после первого курса все эти стобалльники уходят из института, потому что они, уж извините, просто не могут учиться на русском языке.

О целевых направлениях говорилось давно. Другое дело, что это вступает в противоречие с правами человека, потому что потом он не может свободно выбирать место работы, а как бы закреплен за определенным местом. Но в данном случае я, как гражданин и как доктор, считаю, что это уместно: студенты отучились, за них платила какая-то структура – они должны отработать определенный срок. И если мы говорим, что у нас заполненность рабочих мест составляет 60 %, в стационаре – 75–80 %, то, конечно, логично, что предложенная процентная привязка к лечебному учреждению при поступлении оправданна. С другой стороны, мы понимаем, что это несколько искусственный дефицит, он для того, чтобы работнику дать на руки больше денег. То есть мы опять возвращаемся к вопросу о тарифах оплаты труда. Поэтому проблему надо решать комплексно.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: