Адекватные интерпретация и продвижение инициатив центра оказываются не менее важными для победы, чем лоббистские возможности главы региона, а роль других кандидатов с точки зрения интересов идущего на выборы губернатора не обязательно может сводиться к усилению фрагментации протестного поля. Декабрьские губернаторские выборы в Приморье демонстрируют более тщательный подход к работе с избирателем протестного региона, чем кажется на первый взгляд.

Опыт ряда губернаторских кампаний 1990-х показывает: после отмены итогов второго тура или признания их несостоявшимися протестное голосование может возрасти. Так было, например, в декабре 1996 года в Краснодарском крае, в марте 1997 года в Амурской области и Эвенкийском автономном округе, когда проходившие после аннулирования результатов второго тура повторные выборы приносили победу оппонентам действующего главы региона, причем с большим уровнем поддержки, чем ранее получали эти кандидаты.

Отчасти эта закономерность сработала и в Приморье. Кандидат от ЛДПР Андрей Андрейченко, ближайший конкурент Олега Кожемяко, получил больше голосов (171 061), чем в единый день голосования, 9 сентября, смогли привлечь он сам (41 066) и Андрей Ищенко (109 129) вместе взятые. Заметный уровень протестного голосования был ожидаемо зафиксирован во Владивостоке. Наибольший прирост голосов в пользу Андрейченко по сравнению с совокупным результатом кандидатов от КПРФ и ЛДПР 9 сентября был зафиксирован в Первореченском (13 727 против 7384 и 2503 голосов соответственно), наименьший – во Фрунзенском районе (6254 против 3794 и 1358 голосов соответственно). Однако количество голосов в поддержку Олега Кожемяко серьезно превысило соответствующий показатель Андрея Тарасенко в единый день голосования, в том числе по большинству избирательных участков, которые не отнесли к «аномальным» оппозиционные эксперты.

Политологи отмечают, какое значение для кампании Олега Кожемяко имели инициативы и проекты федерального центра, которые были адресованы Приморью за последние 2,5 месяца. Однако Андрей Тарасенко также мог похвастаться весьма заметными преференциями, которые регион получил от Москвы в предвыборный период. Можно отметить хотя бы передачу в собственность края всех земель и дорог на острове Русский, ранее контролировавшихся Минобороны. Принципиальная разница все-таки в другом: многие лоббистские успехи и инициативы предыдущего врио губернатора в значительной степени продвигались его командой через призму интересов бизнеса. Олег Кожемяко, напротив, даже визит в регион делегации Внешэкономбанка (структуры, которая традиционно ассоциируется с крупными бизнес-проектами) позиционировал через призму социальной повестки – через «создание новой городской среды», «работы по строительству очистных сооружений, работы в сфере ЖКХ», «строительство во Владивостоке кольцевой автодороги», «расширение жилищного строительства». То есть правильный акцент в интерпретации инициатив центра оказался не менее значимым для укрепления позиций Олега Кожемяко, чем его лоббистские возможности как таковые.

Интересным аспектом является участие в гонке представителя «Патриотов России» Игоря Степаненко, впоследствии снявшего свою кандидатуру. По сути этот кандидат дополнительно актуализировал тему необходимости наведения порядка в регионе и «жесткой руки», которая была выгодна и Олегу Кожемяко (вспомним, как тематика их выступлений пересекалась в ходе дебатов). Многие политологи считали, что оптимальный для глав регионов состав участников гонки – максимальное число кандидатов, играющих на протестном поле и работающих на разделение протестного электората. Приморские выборы дают пример более тонкой конфигурации кампании – минимальное число протестных кандидатов при работе части из них на актуализацию тем, выигрышных для продвижения врио губернатора. Вероятно, мы еще увидим реализацию схожего сценария в рамках крупных предвыборных кампаний ближайших лет (не только губернаторских гонок, но и, например, довыборов в Госдуму).

По итогам выборов в Приморье многие эксперты сочли выход на выборы в качестве самовыдвиженца и дистанцирование от «Единой России» залогом победы для провластных кандидатов. Безусловно, история не знает сослагательного наклонения, но обратим внимание на один аспект. Во многих критических публикациях об Олеге Кожемяко неоднократно упоминался факт его членства в политсовете сахалинского областного отделения «Единой России». Это не помешало уверенной победе избранного приморского губернатора. Так что влияние фактора «Единой России» оказалось не столь прямолинейным, как принято считать.

Наконец, приморские выборы демонстрируют, насколько значимой может стать в ходе кампаний ближайших лет социальная и экологическая повестка (отметим темы качества питьевой воды и строительства очистных сооружений в ряде городов региона). Учитывая, что выборы 2019 года пройдут в целом ряде экологически проблемных территорий, их руководителям стоит принять это во внимание уже сейчас.

 

Send with Telegram
bookmark icon