Транзит власти, о котором так долго говорили, начался с финансовых ресурсов


Большая реформа Мишустина – это все равно лишь эхо по-настоящему крупной реформы, которую планировали в 2017–2018 годах. Напомню, что тогда речь шла о переформатировании более половины всех органов власти, включая ключевые министерства: МИД, МВД и Минобороны (с переназначением ключевых генералов армии), силовой блок (с упразднением и объединением части служб), АП, а также кадровые перестановки в СФ и ГД, ну и появление Госсовета должно было как-то отразить все эти преобразования. Но в итоге все равно пошли по консервативному сценарию с небольшими перестановками в министерствах и с переделом среди некоторых «кормушек».

Кстати, на фоне этих преобразований многие привычные контуры тех самых «башен Кремля» стали размываться. Возникают ситуативные союзы между привычными группами системных либералов, силовиков и всех тех, чья судьба сегодня оказалась в подвешенном состоянии, а положение ослаблено. Например, слияние институтов развития под ВЭБ – это не просто борьба за абстрактную эффективность, а концентрация внушительных средств в руках одной из финансовых групп, чьи ресурсы теперь станут козырем в игре за такие мегапроекты, как развитие Арктики и Дальнего Востока.

Фактически тот самый транзит власти, о котором так долго говорили, начался с финансовых ресурсов. Их перераспределяют, причем не столько через привычные аппаратные методы борьбы (раздачу портфелей), сколько через управление наиболее значимыми проектами. Это помогает уйти от замкнутости процессов на конкретных людей, которых всегда можно поменять без потери управляемости.

Логично предположить, что «эхо большой реформы» все-таки докатится до остальных ведомств. Только вопрос будет стоять не столько в перераспределении полномочий, сколько в изменении самой структуры власти. Усиление спецслужб в управлении внутренней политикой может быть компенсировано передачей части контролирующих полномочий управленческим структурам, от пресловутых ЦУР до появления особых полномочий у Госсовета.

Все это, разумеется, будет происходить под президентским контролем, который продолжит усиливаться по мере приближения трансфера власти к финалу. Собирать предстоит не только земли русские, но и финансы.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: