Трансформация корпоративного консенсуса в ХМАО: риски для Комаровой усиливаются


Благодаря нефтегазовому комплексу, который остается драйвером развития экономики, ХМАО – Югра воспринимается как уникальный регион. И это задает специфические критерии для оценки федеральным центром эффективности работы руководства округа.

Одним из таких специфических критериев становится обеспечение регионального контроля над ТЭК. От результата взаимодействия игроков в сложившейся системе во многом зависит эффективность управленческих и политических решений, а также развитие округа (в первую очередь социальная инфраструктура). Главным регулирующим центром этого взаимодействия становится глава региона.

Губернатор ХМАО Наталья Комарова с этой функцией еще недавно вполне справлялась. За два срока пребывания на посту губернатора (2010–2020-е) она сформировала пул игроков, опираясь на который, смогла обеспечить экономический рост и контроль над политическим пространством. Об эффективности работы выстроенной ею модели свидетельствует поддержка элитами «Большой Тюмени» и депутатами Думы Ханты-Мансийского автономного округа. Это позволило Комаровой вновь возглавить регион в 2020 году.

Более того, сформированный корпоративный консенсус был главным аргументом, который противопоставлялся периодически распространяющейся информации об отставке Комаровой в течение ее работы на посту губернатора региона. Корпоративный консенсус обеспечил главе региона поддержку ключевых экономических игроков и стал основой ее прочных управленческих позиций.

Угрозой выстроенному внутри Югры экономическому консенсусу, а также в определенной степени позициям Натальи Комаровой стали санкции. Несмотря на то что запрет на экспорт энергоносителей из России (кроме угля) не вошел в пятый пакет санкций Евросоюза, действуют новые санкции на поставку в Россию оборудования для переработки нефти и СПГ.

Новая тенденция, когда главы крупных компаний уходят в отставку из-за персональных санкций, проявилась в нефтяной отрасли. Так, основатель ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов покинул пост президента компании и вышел из совета директоров.

По итогам 2021 года компания ЛУКОЙЛ заняла третье место по добыче нефти на территории Югры – 14,9% (лидирующие места занимают компании «Роснефть» – 43,5% и «Сургутнефтегаз» – 20,3%). Именно эти игроки составляют основу корпоративного консенсуса в ХМАО, который поддерживался благодаря личному взаимодействию губернатора с руководством компаний. Это взаимодействие обеспечивало продвижение согласованных инициатив на федеральный уровень. Например, Алекперов предлагал президенту РФ Владимиру Путину провести в Когалыме совещание о развитии моногородов и взаимоотношениях между крупными корпорациями и властью. В этом контексте уход Алекперова – начало трансформации корпоративного консенсуса в ХМАО, которое создает необходимость более активной позиции управленческой команды округа.

Еще один значимый эффект от корпоративного консенсуса в ХМАО – социальные договоренности. Нефтяные корпорации ежегодно инвестируют значительные суммы в развитие инфраструктуры Югры и природоохранные мероприятия. Еще в марте Вагит Алекперов и Наталья Комарова подписали дополнительное соглашение о сотрудничестве на 2022 год, согласно которому размер социальных инвестиций компании в регионе должен составить 1,5 млрд рублей. Активное участие Алекперова в решении социальных вопросов воспринималось как гарантия реализации социальных договоренностей между округом и компанией. Уход Алекперова несет с собой значительные риски и возможность пересмотра социальных обязательств по отношению к ХМАО новым руководством компании.

Впрочем, риск пересмотра социальных обязательств связан не только с ЛУКОЙЛом и «личным фактором» его экс-главы. Риск возрастает и с появлением очевидных проблем в работе нефтегазового сектора. О прекращении инвестиций в Россию объявили четыре крупнейшие нефтесервисные компании (Schlumberger, Weatherford, Baker Hughes и Halliburton). Эти крупные международные компании занимают не более 20% нефтесервисного рынка, однако на их долю приходится почти половина программного обеспечения и операций в области нефтеотдачи. В ближайшие месяцы это не приведет к значительному снижению добычи, но в среднесрочной перспективе отсутствие современных технологий неизбежно повлияет на повышение себестоимости добычи и приведет к проблемам в освоении трудноизвлекаемых запасов. Проблемы с импортным оборудованием, а также трудности, связанные с изменением логистики экспортных поставок (необходимостью перенаправлять экспортные потоки на Восток), могут стать основной причиной для пересмотра нефтяными компаниями своих инвестиционных планов и социальных обязательств.

Сама по себе трансформация корпоративного консенсуса не является прямой актуальной угрозой для Натальи Комаровой. Однако замена игроков в сформировавшейся системе взаимодействия, неизбежный пересмотр правил игры могут рассматриваться как удачная возможность для более масштабного обновления, в том числе обновления главного регулирующего это взаимодействие центра. Начавшаяся трансформация позволяет взглянуть на проблемы ХМАО не только через призму личного взаимодействия и достигнутых договоренностей губернатора с нефтяными компаниями. Издержки политики экономического консенсуса превращаются в реальные риски для региональной системы власти.

Срок пребывания Комаровой на посту (она занимает свой пост с 2010 года), нерешенные социальные проблемы ХМАО (обманутые дольщики и аварийное жилье), а также периодические открытые конфликты с главами крупных городов округа – это постоянно действующие угрозы, которые теперь могут лишь обостриться. Кроме того, ощущение наиболее подходящего момента для обновления руководства округа, вызванное трансформацией корпоративного консенсуса, может способствовать активизации влиятельных федеральных лоббистских групп.

bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: