Тайные обыски: почему иркутский Минздрав молчит после визита силовиков


Следственный комитет проводит обыски в Министерстве здравоохранения Иркутской области, сообщает «Федерал-Пресс». СМИ сообщают, что следователей интересуют материалы по госзакупкам. Также есть информация, что сама министр здравоохранения Иркутской области Наталия Ледяева была вызвана в Следственный комитет.

Ситуация достаточно сложная. Она неоднозначная, потому что закрытая. Минздрав Иркутской области отличается тем, что с началом ковидной истории его чиновники и руководители ушли в какой-то «домик». Их абсолютно не видно. Министерство здравоохранения не провело практически ни одной пресс-конференции. И мы вообще не знаем, что там происходит, кроме куцых цифр, которые выдает оперативный штаб при региональном правительстве. И уже люди, достаточно лояльные к региональной власти, к Минздраву региона, задают вопросы: что вообще происходит? Почему Министерство здравоохранения ничего не рассказывает?

Следственные органы, скорее всего, проверяют информацию по каким-то контрактам, госзакупкам. Нет, например, никаких конкретных данных по аппаратам ИВЛ. Разыгрываются контракты по 300 с лишним миллионов рублей, а непонятно, пришли они в область или нет. Если в начале пандемии каждый день показывали какие-то цифры по заболеваемости в регионе по каждому городу, то в середине лета все стихло. Цифры стали появляться только на прошлой неделе. Видимо, когда кому-то уже «настучали по голове». В Усть-Илимске за неделю выявлены 300 человек, заболевших COVID-19, но никто не объясняет причин происходящего. В Ангарске – 46 случаев, в Иркутске – 36 случаев за сутки, и никто ничего не объясняет.

Я так понимаю, что выемки документов в Минздраве связаны с какими-то финансовыми делами, ходят слухи, что министра задержали. Но информация непроверенная. Я таким закрытым Министерство здравоохранения Иркутской области вообще не помню. На здании Минздрава даже вывесили табличку, что ушли на карантин. Табличка висит на дверях, но сотрудники опровергают этот факт через разные информагентства.

Все это создает социальную напряженность. В регионе ежедневно выявляется по 150–160 заболевших, он входит в первую десятку по заболеваемости. В этой ситуации нужны абсолютная открытость и прозрачность по всем принимаемым решениям: в области кадровой политики, по работе медицинских учреждений, в финансовых вопросах. Когда все это будет налажено, следственные органы приходить не будут.

Даже если губернатор Игорь Кобзев не знал, что у силовиков есть вопросы к министру, то это не освобождает его от ответственности. Любой чиновник должен это понимать. Глава региона всегда должен нести ответственность за кадровую политику в регионе. Информационный блок в аппарате правительства региона, кстати, тоже оказался без руководителя после выборов. Так что остается пока только ждать комментариев от следственных органов.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: