Стенограмма 23-го заседания экспертного клуба «Регион»

/

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, член Высшего совета партии «Единая Россия» (модератор дискуссии): Добрый день, уважаемые коллеги. Начинаем очередное заседание экспертного клуба «Регион». Оно посвящено сегодня выборам в Московскую городскую Думу и предварительному голосованию «Единой России», которое завершилось на днях. Этому же посвящен доклад АПЭК, который мы с удовольствием сегодня представляем. Доклад опубликован на корпоративном сайте АПЭК, на портале «Региональные комментарии», на портале нашего партнера, информационного агентство Regnum, в стенах которого мы заседаем, за что мы благодарны. Благодарны мы также газете «Ведомости».

Прежде всего, мы пойдем с конца, с прогноза, что АПЭК прогнозирует на этих выборах? Предварительный анализ ситуации в округах показывает, что правящая партия «Единая Россия» имеет благоприятные стартовые позиции для того, чтобы добиться сохранения доминирования в Мосгордуме. Прогноз АПЭК, основанный на анализе этой стартовой конфигурации, зон политического контроля, иных факторов, показывает, что лояльный пул кандидатов займет при поддержке «Единой России» не менее 37 из 45 мест в городском в городском парламенте.

Как мы видим это более детально? Мы предполагаем, что не менее половины этого лояльного пула, о котором мы говорим, то есть кандидатов, которые будут взаимодействовать с мэрией, поддерживать логику городской администрации, будут представлять собой победители праймериз «Единая Россия», о которых мы сейчас будем говорить, а половина будут представлять собой общественных деятелей, активистов, заметных политических персонажей, которые входят в лояльный пул, но в предварительном голосовании не участвовали. Важным моментом также является вопрос о том, будут ли пересечения на выборах внутри лояльного пула. Условно говорят, могут ли пересечься интересы кандидатов, которые прошли праймериз «Единой России», и кандидатов лояльного пула, которые не партийные.

Наша точка зрения – нет, никаких пересечений такого рода не будет. Это связано с политическими и технологическими особенностями кампании. Завершающая часть прогноза. Мы исходим при этом сценарном прогнозировании из того, что все кандидаты идут, как самовыдвиженцы. Но при этом, естественно, решение об этом принимает партия, и эти решения еще предстоят.

Теперь несколько еще соображений к прогнозу. Еще в марте 2019 года секретарь Московского городского регионального отделения Партии Метельский обратился к Генеральному совету Партии с просьбой разработать отдельную форму предварительного голосования. Существует много форм. Есть первая, наиболее открытая, которая дает возможность участия в праймериз любому кандидату без всяких условий.

Вторая – предварительная регистрация.

Третья модель – это выборщики, она и применена в Москве, члены-сторонники партии и активисты.

Четвертая – только члены партии. В докладе анализируется количество выборщиков, их структура – 1200 человек, из них 74,9 – члены 12,2 – сторонники, 12,9 – беспартийные. Оргкомитет – 136 кандидатов.

Важным аспектом является сопоставление стратегии партии и федеральных политических трендов. Проведение предварительного голосования в Москве демонстрирует, вопреки прогнозам «Единой России» не дистанцировалась от ведения кампании в Москве и вполне участвовала. Это не противоречит федеральному тренду. Давайте вспомним, много было прогнозов, что «Единая Россия» будет токсичным фактором для выдвижения губернаторов, и большая часть губернаторов будет выдвинута как самовыдвиженцы. Этого не произошло, 11 из 18 глав субъектов или врио выдвигаются от правящей партии – это большинство. А там, где они ведут самовыдвиженцами, в политическом и технологическом смысле партия все равно является их опорой, надеждой технологической, прежде всего, и политической тоже. И целый ряд перспективных политиков, мы анализируем их в докладе, действует в рамках стратегии не максимального дистанцирования, а публичного взаимодействия с «Единой Россией», в том числе и в Москве.

Вообще отбор кандидатов этого лояльного пула, который мы анализируем на выборах в Мосгордуму, не в первый раз не ориентирован исключительно на партийные процедуры. Можно вспомнить праймериз в рамках гражданской инициативы «Моя Москва» в 2014 году. История было достаточно заметная.

Я бы так сформулировал ту схему, которая сложилась. Кандидаты лояльного пула проходят через процедуру отбора, а затем рассчитывают на дифференцированные формы поддержки со стороны правящей партии. Вообще недоверие к брендом партийным традиционно и для России, и для других стран, традиционно для Москвы, и для других субъектов, поэтому «Единая Россия» и другие, кстати, партии применяют дифференцированные стратегии участия в выборах. Здесь все зависит от уровня поддержки партии, от эффективности работы регионального отделения, еще от очень многих факторов.

Ожидаемое серьезное обновление лояльного пула кандидатов в Мосгордуму (не исключено даже, что даже более интенсивное, чем в 2014 году) предполагает участие в выборах значительной доли кандидатов дебютантов, которые проявили себя во вне политических сферах. Это, я надеюсь, мы тоже сегодня обсудим.

Что показали праймериз, те самые 136 кандидатов, из которых праймериз «Единой России» состояли? В первую группу можно включить 12 действующих депутатов Мосгордумы, пользующихся наибольшим общественным доверием. Можно вспомнить Герасимова, Картавцеву, Шапошникова, Метельского, Святенко. Их результаты 2014 года проведены, весьма заметные результаты.

Вторая значимая группа – это руководители муниципальных образований: Марьина роща – Игнатова, Ново-Переделкино Анатолий Митрофанов, Арбат – Евгений Бабенко и другие.

Третья группа – руководящие сотрудники бюджетных учреждений.

Четвертая – предприниматели, бизнес управленцы.

Пятая – представители руководящего звена «Единой России», менее 10%, между прочим.

Шестая – это политизированные москвичи, не относящиеся к числу политических и бизнес управленцев, их четверть.

Надо сказать, что «Единая Россия» вполне реагирует на политическую повестку в Москве. Она носит фрагментированный характер, и отнюдь не является жестко лояльной. Более того, есть проблемы. Это и реализация программ реновации, и защита прав владельцев гаражей, и вопросы сохранения зеленых зон, и неудобства для горожан при реализации программы городского благоустройства. Но два соображения при этом: первое – она фрагментирована и локализована, эта поездка

Второе соображение – с этой поездкой может работать, я думаю, будет работать, в том числе, и лояльный пул, который выдвигается на выборах.

Анализируя ситуацию с оппозицией на выборах в Мосгордуму (четвертый раздел нашего доклада), мы приходим к выводу, что очень высока конкуренция.

[00:09:58] Классический здесь пример – округ 43, районы: Арбат, Пресненский, Хамовники. Соболь против Митрохина; и 44 – Шувалов против Свиридова, тоже достаточно серьезно. Вызовы будут, и будут весьма значительные. При этом еще раз подчеркну – наша оценка, что в лояльном пуле пересечений не наблюдается.

Оппозиция на этих выборах чаще стала делать ставку на кандидатов, связанных с медийной и экспертной средой, но при этом не работавших плотно с локальный протестной повесткой. Классический пример – это Платошкин и Жуковский. Отчасти это ставка верная, потому что известность и медийная активность хороша для кандидатов. С другой стороны, москвичи – люди скептические, как и многие другие избиратели, и не участие в местной повестке будет, конечно, ограничителем достаточно серьезным.

Есть проблемы в том, что целый ряд оппозиционных кандидатов, в том числе представителей парламентских партий, заявили о намерении выдвигаться не от тех территорий, с которыми были связаны предыдущие кампании с их участием. Классический пример здесь – Митрохин, выдвигающийся от округа 43, а в 2016 году он баллотировался по Бабушкинскому округу (№ 196), который север и северо-восток.

Мы анализируем зоны политического контроля по степени протестной активности и по активности представителей оппозиции и потенциальных кандидатов лояльного пула.

Первая зона – территория, от которой в 2014 году в городской парламент были избраны представители оппозиции, округа есть. Детально я не буду на этом останавливаться.

Вторая зона – территория, где в ходе предыдущих избирательных кампаний наблюдался достаточно высокий уровень протестного голосования, характеризующийся заметной активностью оппозиции: № 5, № 9, № 14, № 42, № 45. В этой зоне окончательная политическая конфигурация зависит от уровня конкуренции между оппозиционными политиками и подбора сильных кандидатов лояльного пул.

Третья зона, где на сайте компании относительно благоприятная стартовая позиция для кандидатов лояльного пула, их много. Их перечень содержится.

Наш доклад содержит в себе итоговый рейтинговый список кандидатов предварительного голосования с процентами поддержки. Это, я думаю, поможет уважаемым коллегам, участвующим в ходе нашего заседания, в их анализе.

Я уже говорил о том, что лидеры предварительного голосования и лидеры 2014 года – это и хорошо известные депутаты, и те, кто набрал в ходе предварительного рейтингового голосования набольший процент поддержки участников праймериз.

Завершая, хотел бы сказать, что пока на старте существенных рисков для локального пула и, в частности, внутри лояльного пола для кандидатов, которые прошли праймериз с «Единой Россией», мы не видим. Хотя при этом повестка в городе продолжает оставаться, хотя и локально напряженной, но все-таки напряженной. При этом активность оппозиции достаточно высока при ограничении, которые мы тоже отмечаем, что значительная конкуренция в кругах, которая снижает возможную результативность этой активности.

У нас сегодня присутствует на заседании первый заместитель секретаря регионального отделения «Единой России» в Москве Олег Смолкин. Хотел бы предоставить ему слово, затем мы продолжим дискуссию.

Олег Смолкин, первый заместитель Секретаря МГРО партии «Единая Россия»: Честно говоря, я не особо готовил. Я сейчас смотрю данные, прилагаемые к докладу. Там есть итоговый список. Надо учитывать, что он предварительный, потому что вчера он только был утвержден, финальный список.

Там две или три есть небольшие коррекции, они не влияют расстановку сил. Просто в цифрах я для того, чтобы все-таки корректно все было, просто описки были.

Это первый момент. Второй момент, как прерогатива с точки зрения, по крайней мере, фактологии точно, здесь абсолютно все выдержано и никаких вопросов нет.

Но итоговая модель для федеральных городов была согласована только в конце марта или принята в конце марта Генеральным советом. С 21 апреля у нас как таковое стартовало предварительное голосование, поэтому мы оцениваем итоговый пул в 136 кандидатов, 130 из которых приняли участие в собрании выборщиков, как достаточно высокую активность. Мы для себя сделали некий анализ, который показывает, что достаточно высокая у нас доля молодежи, порядка 30-35%, представители разных сфер.

Сама активность и кандидатов, и что, наверное, важнее, выборщиков на каждом собрании (было около 250 выборщиков у нас на всех восьми прошедших у нас собраниях), она демонстрирует интерес к процедуре предварительного голосования и к таким проектом, как стартап, который был запущен Федеральной партией, поскольку у нас часть участников этого проекта участвовали, в том числе, в предварительном голосовании, набрали достаточно высокие проценты в итоговом списке.

И самое главное, что, несмотря на достаточно сжатый во временном плане формат проведения, мы все-таки имели достаточно времени и возможности посмотреть на содержательную сторону наших будущих кандидатов. Каждый из них мог проявить себя. В этой части, конечно, никаких ограничений у наших коллег, желающих принять участие, не было.

Надо сказать, что помимо действующих депутатов, которые всегда отличались, достаточно высокую агитационную активность проявили у нас те, кого мы называем молодежью, потому что их соцсети, коммуникации демонстрировали желание зайти с разных сторон, а не только работать со списком выборщиков и с сами выборщиками. Сама процедура приглашения выборщиков на собрание была рандомная достаточно, так же, как и присутствие на собрании кандидатов, она определялась жеребьевкой, и не была привязана к избирательным и даже административным округам. Это было бы достаточно затруднительно. Поэтому и молодежь, и желающие кандидаты, работали, что называется по всему фронту.

Для меня как для одного из руководителей организации приятно осознавать, что достаточно много желающих было среди актива, так назовем, как среди работающих, так и среди неработающих, депутатов, которые хотели бы дальше влиться и развивать и себя, и Москву, чувствовать себя в политике. В этой части это запрос на горизонтальные и вертикальные политические и социальные лифты. Он очень четко ощущается, он есть. Я думаю, что дальше мы, как партия, будем на это реагировать. Наверное, так вкратце.

Модератор: Спасибо большое. Ростислав Туровский, затем Евгений Сучков. Прошу вас.

Ростислав Туровский, вице-президент Центра политических технологий, доктор политических наук: Спасибо. Предварительное голосование в Москве – это всякий раз эксперимент, который при этом должен учитывать специфические условия выборов в городе. А специфические условия – это, во-первых, то что выборы проходят по мажоритарной системе, но при этом все-таки речь идёт о выборах в общегородской орган власти. Следовательно, кандидаты должны выходить все не только и не столько сугубо локальной, но и с общегородской повесткой. Во-вторых, это ограниченное влияние партии в городе и ее пониженный рейтинг, который нужно учитывать. В-третьих, это специфика позиционирования мэра, который выходит на выборы в качестве самовыдвиженца, но при поддержке «Единой России». Поэтому на городских выборах тоже уже так традиционно ставка делается и на партию как таковую, и на сторонников партии, и на различные общественные движения. И это все в совокупности как раз и позволяет создавать то, что докладе Дмитрия Ивановича названо лояльным пулом.

Если говорить непосредственно про предварительное голосование, то оно в таких условиях не должно быть ограничено рамками партий, но при этом должно раскрывать партийный потенциал. Отсюда как раз следует эксперимент и следует поиск всякий раз своей эффективной модели, которая позволяла бы партии выдвинуть или предложить конкурентоспособных кандидатов. Второй раз в истории выборов по мажоритарной системе в Москве за последние годы это делается.

На мой взгляд, все эти специфические условия удалось учесть во время предварительного голосования. Если судить по тем результатам, которые мы сегодня рассматриваем, похоже, что удалось вновь сформировать электоральное ядро, партийное притом, ориентированное на поддержку «Единой России» поскольку, если судить по тому, какие проценты получали те или иные участники праймериз, то все-таки получается, что партийцы и действующие депутаты, как правило, получали больше, чем все остальные. У многих из них и результаты превышают 80 и 90%, что, на мой взгляд, свидетельствует о том, что на праймериз удалось, в первую очередь, мобилизовать сторонников партии. С одной стороны, этого недостаточно для победы на самих выборах. С другой стороны, это очень хорошая отладка механизма мобилизации партийных сторонников, которые, так или иначе, составят основу электората, который придет и будет голосовать за лояльной пул непосредственно на выборах.

Один момент, связанный с формированием единого общегородского рейтингового списка. Как я уже сказал, при мажоритарной системе все равно потребуется кандидаты с общегородской повесткой. И с этой точки зрения ставка на формирование единого списка имеет и свой политический смысл, связанный с тем, что это кандидаты общегородские, и далее создает пространство для маневра, которое позволяет в дальнейшем уже принимать максимальные эффективные решения по поводу распределения лучших кандидатов между определенными одномандатными округами.

При этом результаты свидетельствуют о том, что, с одной стороны, имеют место успехи, причем явные успехи уже опытных партийных игроков, и с другой стороны, наблюдается тенденция к обновлению продолжающемуся этого списка, и будущего состава городской Думы.

Несколько слов по поводу предстоящих выборов. Есть несколько моментов, которые необходимо учитывать и в связи с представленным докладом, и занимаясь прогнозированием. Во-первых, остается вопрос – будут ли договорные округа, и сколько их будет, какие партии в каком количестве смогут получить эту привилегию.

Во-вторых, уже заметно, и в докладе об этом говорится, что среди оппозиции наблюдаются явные расколы. Это видно по количеству движений и по несогласованности позиций и «КПРФ», и «Яблоко», и различных внесистемных игроков. Поэтому сутолока во многих округах уже заметна, она свидетельствует о том, что оппозиционеры, в первую очередь, преследуют интересы своих собственных групп, и, видимо, с большим трудом будут объединяться, если вообще это произойдет. На мой взгляд, скорее, этого не случится. Сохранится фрагментация оппозиции, что как раз будет вновь выгодно лояльному пулу, поскольку на фоне этой презентации обеспечить доминирование будет не так уж и сложно.

В-третьих, по поводу оппозиции. Оппозиционные группы явно ориентированы не на победу всех своих пулов, а на единичные победы своих лидеров, поэтому волей-неволей, они следуют стратегии концентрации ресурсов, причем максимальной концентрации ресурсов в минимальном количестве округов, иной раз в 1-2 округах, где ставка делается на победу лидера той или иной политической группы. Но очевидно, что эти самые округа одновременно окажутся и наиболее проблемными для лояльного пула.

В-четвертых, вновь говоря о лояльном пуле, о «Единой России», здесь в логике предварительного голосования и с учетом городской специфики явно требуется проведение единой консолидированной общегородской кампании, возможно, с выдвижением единой программы кандидатов. То есть формат предварительного голосования, он волей-неволей уже подталкивает к тому, что и компания будет со стороны лояльного пула не фрагментированной по отдельным округам с локальными повестками, а наоборот, консолидированной.

Одновременно, видимо, можно будет говорить о том, что эти предстоящие выборы будут капитализацией успеха Собянин на тех выборах мэра, которые уже были. То есть позиционирование лояльного пола в качестве команды Собянина. Причем команды сложносоставной, куда будут входить и единороссы, и сторонники партии, и самовыдвиженцы. На мой взгляд, тоже логически следует и из предварительного голосования, и из особенностей предшествующих городских кампаний. Возможно, это и будет определять высокие шансы на успех лояльных областей, так или иначе, связанных с «Единой Россией» кандидатов. Спасибо.

Модератор: Спасибо большое, Ростислав Феликсович. На самом деле важные вопросы поставлены. В какой степени тот лояльный пул, который формируется (пул Собянина), в какой степени Собянин будет с этим идентифицироваться – это интересный вопрос. Его, наверное, стоит обсудить.

Так называемая проблема сшивки. Здесь часто кандидатов выдвигаются у нас с помощью праймериз «Единой России», часть, но они лояльны, но, тем не менее, они выдвигаются с помощью каких-то других механизмов и инструментов. Каким образом они формируют и формируют ли общую лояльность Собянину, мэрии, общегородским ценностям? Что это такое? Это интересно на самом деле. Если есть на этот вопрос, может быть, Олег бы что-то нам дал сказал? Есть он или нет, его в любом случае стоит обсудить. Эта тема вопроса идентичности и идентификации лояльного пула с Собяниным, с политикой мэрии, она весьма интересна. Прошу вас, Евгений Борисович.

Евгений Сучков, директор Института избирательных технологий: На самом деле доклад, как всегда, настолько хорошо подготовлен, и настолько объемные, что его обсуждение в течение нескольких минут представляет большую трудность. Поэтому, наверное, каждый из нас скажет о том, что ему больше всего ближе, и что его больше всего зацепило, затронул в этом докладе.

Первое – праймериз. Когда вся эта история с праймериз появилась много лет назад, чуть ли не 10 лет, я, честно говоря, не был большим сторонником этого мероприятия, и относился к этому очень специфически, тем более, что первые эксперименты с праймериз были не самыми эффектными.

Сейчас ситуация изменилась. Партия наработала большой опыт проведения этих мероприятий в разных регионах России, не только в Москве. Должен честно признать что, они имеют смысл хотя бы с той точки зрения, что изначально уже настраивают и дисциплинируют некоторых кандидатов. Во всяком случае, всех тех, кто готов связать свою политическую судьбу с «Единой Россией». В этом смысле праймериз, наверное, вещь нужная.

Что касается их проведения в этот раз, на мой взгляд, проведены они были если не образцово, то очень хорошо. Все мероприятие прошло ровно, без скандалов, без выплесков в прессу, и в тоже время на самом деле показало, что была реальная конкуренция.

Определенное количество статусных людей было в этот процесс вовлечено, и, наверное, не зря вовлечено. Во всяком случае, сама компания это еще покажет. Это что касается праймериз.

Что касается «Единой России». В Москве рейтинг «Единой России», всем известно, не самый большой, но он и не критически низкий. Нет в массовом сознании москвичей, как показывают некоторые наши опросы, агрессивного отторжения партии. Этого нет. Есть регионы, например, Астраханская область, город Астрахань, где к «Единой России» отношение крайне негативное. В Москве этого нет. Нет любви, но нет и неприязни.

Более того, проблемы всегда у всех партий существуют с Московской организацией. Руководящие органы практически всех партий политических России с некоторой ревностью относятся к городской организации. Это было, по-моему, в старой истории России, и в современной истории России это есть. Поэтому тоже нужно учитывать специфику работы наших коллег в Москве.

А теперь что касается выборов. Действительно, Ростислав правильно сказал, что есть масса вопросов технологического свойства, о которых он упомянул: договорные округа, спойлеры, много чего, все может быть. Мы понимаем, что это будет в той или иной степени, но как будет, мы сейчас прогнозировать с вами не можем. Мы можем говорить только, как сказал Ростислав, о вероятности подобных действий.

Следующий вопрос. Какой сценарий выборов будет – инерционный или экстремальный? Инерционные – это выборы без значимых событий политических. Экстремальные – когда что-то случается, что привлекает массовое внимание, что мобилизует в большой степени протестный электорат. Зависит ли это от Московской организации «Единой России»? Наверное, нет. В ней последние годы не было ни одной крупного скандала, или, может быть, они были, но не выплеснули в СМИ. Во всяком случае, таких негативов, как из других регионов по Москве, нн было.

Что касается рейтингов. Мы, к сожалению, здесь с вами сидим и говорим некие вещи умозрительно. Нам неизвестен рейтинг Собянина. Неизвестна, что самое главное, его динамика, как можно спрогнозировать динамику рейтинга Собянина к этим выборам. Дело в том, что избиратели, особенно избиратели Москвы – люди неглупые, прекрасно понимают, что речь идет о выборах команды Собянина, людей, на которых Собянин будет опираться в законотворческой сфере. Все это понимают прекрасно.

Что касается оппонентов. В Москве пока ни одной кампании по выборам в Мосгордуму, за исключением кампании, если не ошибаюсь 1995 года, оппоненты всерьез себя не проявляли, будем откровенны. Не было значимых политических событий, которые бы транслировались на всю Россию, или бы имели последствия политические для властной системы, в том числе, политической системы в общероссийском масштабе.

В докладе отмечен, помимо ряда прочих, еще один очень важный момент. Я цитирую: «Наблюдается снижение доверия избирателей к любым партийным брендам в принципе». И в Москве это тоже имеет место. Я полностью разделяю этот тезис. Что это значит? Это значит, что базовый электорат политических партий не может быть определяющим для победы того или иного кандидата. Победу любому оппоненту власти может дать синтез базового электората политического и существенной части протестного электората, которому все равно, за кого голосовать, за какого политического кандидата, лишь бы этот человек был ярким выразителем протестных настроений, как это случилось на выборах в прошлом сентябре в ряде субъектов Федерации при выборе глав регионов.

Может ли это быть в Москве или нет? Теоретически – да. Практически мне, честно говоря, в это не очень верится. Протестные настроения в Москве, конечно, есть, но носят они в основном латентный характер, как, допустим, это было в Екатеринбурге. Город был не сильно провластный, но все было, спокойно, пока церковь не начали строить в центре города. Если в Москве ничего подобного не случится, то никакого фактора, который повлиял бы в существенной степени на рост протестных настроений и их реализацию в процессе выборов на сегодняшний день я не вижу.

В заключение хочу сказать, что люди за этими столами сидят достаточно серьезные. Но нам не хватает, как мне кажется, все-таки фактологии, не хватает цифр, данных социологических опросов, данных фокус-групп. Если бы у нас это было, я думаю, мы бы могли сделать и более конкретные выводы по многим из округов. Спасибо, коллеги.

Модератор: Спасибо, Евгений Борисович. Традиционный вопрос, очень интересный вопрос. Его можно еще раз заострить, что социологию в Москве интересно бы получить для анализа, для выводов. Причем это социология и общегородская, и по округам., по районам города. Можно было бы сравнить какие-то проблемные зоны, и деятельность протестных групп, например, каким образом она отражается на социологической картине. Я могу предположить, что эта корреляция может быть не такой высокой, как многим кажется. В любом случае, это все гипотеза. Получить и проанализировать было бы хорошо. Хотел бы предоставить слово Юрий Леонтьевичу Загребному, потом Екатерине Шамильевна Курбангалеева и затем Владимир Викторович Климанов. Прошу вас, Юрий Леонтьевич.

Юрий Загребной, главный редактор ИА «Моссовет»: Если посмотреть на тему доклада, предварительное голосование «Единой России» в Москве – это первая часть темы, конфигурация политических сил на старте выборов – вторая часть темы, в Московскую городскую Думу – фактичекски третья часть темы.

Я бы поговорил о том, о чем, к сожалению, ни на праймериз «Единой России» на данном этапе, видимо, разговора не было, и, как следствие, здесь в докладе – о Мосгордуме, потому что нынешний формат праймериз, на мой взгляд, это 10 шагов, даже не два шага, а 10 шагов назад по сравнению с тем, что мы видели в Москве в 2014 году. По-моему, уже клуб работал, и мы эту тему разбирали, те проценты большие, 7%, если не ошибаюсь, москвичей пришло на праймериз открытые. Была возможность разным общественным группам, общественным организациям выступить. Сейчас мы слышали здесь или, по крайней мере, в докладе об этом пишется, что ряд общественных организаций в праймериз поучаствовали. Но это мизерная доля, и я бы, несмотря на важность тех тем: «Герои России», «Многодетные матери», не сказал бы, что эти общественные организации сильное влияние имеет в целом во всех районах города.

Другими словами, нынешний формат праймериз фактически закрытый. Я более, чем внимательно, Олег знает, даже пытался на каком-то этапе после регистрации текущую информацию получить. Посмотрите, на сайте предварительного голосования «Единая Россия» три федеральных города, которые по особой схеме пошли, их просто оттуда убрали, их там нет. Ничего об этих праймериз на сайте праймериз «Единой России» пока, по крайней мере, нет, и, видимо, не будет.

Из новостей – четыре новости с марта месяца с 23 числа на сайте городской организации «Единой России».

Коротенькие новости, извиняюсь, ни о чем. Они даже ни в какие СМИ не смогли получить ретрансляцию потому что ни о чем. Можно эту тему продолжать. Я не критикую формат праймериз. «Единая Россия», как и любая другая партия, на каждом этапе конструирует то, что считает для себя выгодным. Пока «Единая Россия» считает для себя этот формат выгодным.

Я хочу обратить внимание теперь уже на тот праймериз, который проходил в прошлом году в «Яблоке». Вы говорите, партии не проводят праймериз, даже не в докладе, а в каких-то комментариях, по-моему, у вас вчера-позавчера проскальзывало. Наверное, это не совсем так. Если сказать по КПРФ, московской организации, у них тоже свой чудесный праймериз, еще более закрытый, чем у «Единой России», и там ключевую роль в этом праймериз, помимо общественности, у них межрайонные организации партийные, имеет так называемая кадровая партийная комиссия – чудо, отдельная история.

Что произошло у «Яблока» в прошлом году? Был, на мой взгляд, очень хороший старт, может быть, последняя попытка для «Яблока» что-то нормальное сформировать. Они провели праймериз, собрали кандидатов, провели открытые дебаты. Это все можно было посмотреть, в отличие от «Единой России», в соцсетях, можно было, в отличие от «Единой России» московской, проголосовать общественности в соцсетях. На выходе этот праймериз превратился у «Яблока» в прошлом году в ноль. Почему я об этом говорю? Потому что, на мой взгляд, праймериз «Единой России» московский, нынешний, он не далеко не закончился вчера, он только начался. Если праймериз «Моя Москва», который мы упоминали в 2014 году тоже не закончился, в эти дни, я не помню, 26-27, по-моему, тоже было окончание, а потом через несколько дней пресс-конференция большая, биллборды везде в округах, кто победил. И праймериз стал нормальным и понятным и технологически, и организационно, и как скрепы, и как сшивки, о которых вы говорили. Это была нормальная вшивка всех победивших на праймериз 2014 года кандидатов с выходом на старт выборов. Она могла нравиться, не нравиться каким-то политологам, критика всегда будет, тем более оппозиционным. Но это была, на мой взгляд, нормальная схема.

Что у нее ненормальное? Я говорил об этом. У нас есть третья тема – это Московская городская Дума. У нее, наверно, не совсем нормальный результат, потому что, даже если мы берем сейчас «Единую Россию», четвертая страница внизу. В первую группу можно включить 12 действующих депутатов Мосгордумы сейчас. По тому праймериз 28 вошло депутатов. Сейчас осталось 12. Было, как в гимне московском, 28 твоих сынов лучших, на которых город мог…. Осталось 12, 60% сейчас за это время потерялось. Это же очень важный вопрос. Вы говорите совершенно справедливо – у нас не хватает социологии для анализа. У нас хватает собяниновских трендов, других трендов в партии? У нас хватает, грубо говоря, социологии и понимания, что произошло за пять лет с Мосгордумой, с 60% единоросовского пула лояльного, который даже на старт праймериз сейчас не стал выходить? Это ведь тема важная.

Модератор: Что произошло? Вы готовы ответить на этот вопрос?

Юрий Загребной: На мой взгляд, мы просто потеряли Мосгордуму как городской парламент. Если о чем-то и говорить сейчас, конечно, поздно пить боржоми, в начале июня, когда через 10 дней будет старт выборов. Но в мегаполисе, в котором по разным оценкам, смотря что мы считаем, от 12 до 15 млн человек живет. Если брать еще более широкие вещи – до двадцати.

Мужчина: Мы ее потеряли в 1997 году с Юрием Михайловичем, если вспомнить выборы 1997 года.

Юрий Загребной: Мы не потеряли ее в 1997-и. В 1997-м я избирался как раз в Мосгордуму, и мы во второй Мосгордуме 12 раз на законы мэра… После этого не было никогда. Мы ее потеряли в 2001 году, когда появилась другая схема выборов – это соглашение четырех, когда четыре партии: «Единство», «Отечество», «СПС» и «Яблоко» подписали единое соглашение, и лояльный пул пришел таким образом.

Все городские организации и партии тогда тоже потерялись. Тогда актива мосгордумовского, который варился в той Мосгордуме, они все перегорели: и СПС, и «Яблоко» и в какой-то степени даже «Единство», те люди, которые пришли.

Все-таки партия у власти. Рейтинг небольшой. Мы говорим о рейтинге, фактически последний опцион показывает, что 22% «Единой России», 20 – КПРФ, это где-то месяц и одну неделю назад они замеряли, и порядка 17-18% – «Справедливая Россия».

Мужчина: В Москве?

Юрий Загребной: Это чисто по Москве. Но мы не знаем, сколько здесь антирейтинга у каждой из партий. Я соглашусь, 2-3 человека говорили, что непартийная составляющая будет определять, как проголосуют избиратели, уже при любом раскладе, при любой той схеме, которая сложится или не сложится.

Но, пользуясь случаем, что здесь первый заместитель секретаря МРО «Единая Россия», я бы все-таки в качестве мизерного избирателя хотел бы сказать – думайте не только о партии, а о том, что столице нужен городской парламент. Если кандидат, который, я уверен, поддержит в итоге, он войдет в лояльный пул известный сейчас по 43 округу, Нюта Федермессер, для того, чтобы проблемы решать, пиджаки чуть-чуть чиновничьи в порядок привести, свою тему. А избиратели? У нее на это времени не хватит. Это плохая опять ситуация.

Модератор: Спасибо, Юрий Леонтьевич. У Юрия Леонтьевича свой взгляд на то, почему 12 человек остались из 28 победителей праймериз.

Юрий Загребной: У меня нет никакого взгляда! Это факт!

Модератор: Взгляд этот связан с тем, что субъектность городского парламента потеряна. На мой взгляд, то, что сейчас происходит, оно способно, в том числе, благодаря таким кандидатам, как Федермессер. Она как раз способна повысить субъектность Московской городской Думы, потому что такие не политические, но явно содержательно окрашенные и энергичные кандидаты, как Федермессер, они как раз способны будут отражать реальную локальную повестку, во-первых, городскую, и взаимодействовать с избирателями, во-вторых. Запрос именно на это есть, причем во всей стране. Запрос не на политическую, не на партийную идентичность, запрос именно на это. Поэтому, на мой взгляд, субъектность парламента, которая в 1997 году, потом с лужковскими списками действительно ограничения были, кто спорит. И все ухудшалась ситуация. Сейчас как раз есть шанс эту ситуацию улучшить. Но это моя точка зрения.

Юрий Загребной: Ключевая проблема несостоявшегося парламента как раз одна из, в том, что 45 депутатов, из них всего 15-16, кто работает на постоянной основе. Федермессер, которая придет, как на факультатив сюда, или известная бабкина. Бабкина – это та же Федермессер на прошлых выборах. Мы знаем, что никакой работы с избирателями не было. В итоге что по пулу «Моя Москва», там еще больше из «Моей Москвы», кто ни до каких выборов сейчас не дошел. Это тоже надо объективно говорить.

Модератор: Спасибо. Екатерина Шамильевна Курбангалеева, член общественной палаты. Прошу вас. Затем Владимир Климанов.

Екатерина Курбангалеева, директор АНО «НИЦ «Особое мнение»: Спасибо, Дмитрий Иванович. Здравствуйте Уважаемые коллеги. Я по праймериз «Единая Россия»

По поводу субъектности парламента. Я здесь хотела бы посмотреть через повестку. Я согласна почти со всей повесткой, которая перечислена в докладе: гаражи, благоустройство. Я бы еще добавила тему продолжающуюся бездумной оптимизации социальных учреждений, закрытие социальных учреждений. В особенности, я думаю, что в некоторых округах возникнет тема слияния элитных школ, которые продолжаются, с коррекционными. Это безобразие просто, я считаю.

В частности, аэропорт «Сокол», эта тема, я думаю, будет активно использоваться, потому что элитную школу старейшую, с изучением элитного языка собираются сливать с коррекционной. Я даже не знаю, что здесь можно сказать.

Кроме того, есть ощущение, что людям надоело благоустройство во дворах, на тротуарах. Люди говорят о том, что меняйте нам лифтовое хозяйство и делайте капремонт в подъездах. Когда кандидаты ходят, им это постоянно говорят, потому что тротуары, бордюрные камни из года в год, они уже реально надоели и ничего не решают.

По поводу субъектности. По ощущениям Москва, как и большинство субъектов, не знает, что делать с Законодательным Собранием. Оно есть, но какую роль оно должно играть, и должна ли у них быть самостоятельная субъектность, абсолютно непонятно. И чем сильнее губернатор, тем слабее парламент.

С другой стороны, мне кажется, именно те люди, которые сейчас идут, они могут идти вперед быстрее даже, чем власти Москвы, потому что они предложат самостоятельную повестку. Я абсолютно согласна по поводу Нюты Федермессер.

Модератор: Это просто образ, их же несколько таких.

Екатерина Курбангалеева: Нет, я считаю, что это один из ярких персонажей. И она может не заниматься проблемами избирателей на округе. Но у нее есть абсолютно сильная самостоятельная повестка – паллиативная помощь, которую она пробила. И неважно, связано это будет с теми людьми, которые на округе живут, или вообще с москвичами.

Есть, условно, Алена Николаева, бывший депутат Госдумы, которая идет с темой такой «Омбудсмен по реновации». Тоже есть достаточно сильная, серьезная повестка. Часть кандидатов найти повестку такую не могут, и уходят на муниципальный уровень. В некоторых случаях, я тоже то, что наблюдаю, их заталкивают в 19717 год. Избиратели часто очень в округах говорят – там скамеечки, еще что-то, говорят: «А вы муниципальный депутат?». Люди уже начали разбираться в уровнях власти,» или все-таки в чем-то идете?».

Третье – это тема, мне кажется, возможно, как риск, и как интересный феномен – появление, какой хотите назовите ее, третьей, четвертой, пятой, шестой силы. Она разбужена была в Екатеринбурге, и сейчас она рядом. Здесь есть Царьград с миллионом подписчиков, и тема, условно говоря, новых храмовников и храмоборцев, надеюсь, никого не обижу, она. Возможно, возникнет. Есть уже две точки.

Модератор: В Москве?

Екатерина Курбангалеева: Есть в Новогиреево и в Бескудниково. Буквально сегодня, насколько я знаю, московский омбудсмен не очень, видимо, как показалось людям, корректно выступил по поводу «не надо делать гонений на ЛГБТ и парад». И там начинается буза.

Это большая целевая группа, почти под миллион. И самое интересное, что я посмотрела когда целевую аудиторию, это мужчины. Это молодые мужчины. Они пассионарны. Это мужчины, условно говоря, от пятнадцати до, средний у них возраст 34 года. Тут не надо соблюдать.

Мужчина: Они на выборы приходят?

Екатерина Курбангалеева: Они на выборы могут прийти.

Мужчина: Могут или ходят?

Екатерина Курбангалеева: Сейчас они придут. Если раскачается повестка, то они придут. Дальше, договорные округа. Они есть под сильных, так скажем, оппонентов, которые нужные, но не факт, что эта технология может сработать сейчас, потому что избиратели уже всё понимают, избиратели умные, в Москве вообще избиратели очень умные. И если прилепится к понятным кандидатам, что это кандидаты мэрии, от мэрии, согласованные мэрией, какую бы они партию не представляли, они могут пойти по схеме за власть или против власти.

Дальше, с оппозицией. Абсолютно согласна с докладом. Оппозиция между собой не договорилась, тут одним ленинским словом можно опять сказать «разброд и шатание». И Кац, и Навальный, и Гудков выставляют кандидатов, начинают между собой перепираться на одних и тех же округах. Собственно, с точки зрения кампании, ещё раз скажу, что пока это 45 отдельных локальных кампаний, такое лоскутное одеяло из 45 округов. Пока нет ни партийной объединяющей составляющей, ни городской объединяющей составляющей (в виде Собянина), ни объединяющей повестки. Спасибо.

Модератор: Спасибо. Я все-таки позволю себе возразить по поводу миллиона молодых мужчин, которые сплачиваются на основе антирелигиозной… Нет-нет, я утрирую, конечно, упрощаю вашу аргументацию. Но, на мой взгляд, храмы строятся в Москве, в отличие от ряда пунктов Екатеринбурга, допустим, и Красноярска, строятся все-таки по запросам, грубо говоря, жителей. И это локальная тема и тема ответа, а не тема навязывания этого строительства в каких-то территориях, где православная церковь стремится какую-то свою повестку реализовать. Это во-первых.

Во-вторых, могут быть различные локальные протестные группы, это несомненно, но не это и не таких масштабов. Я просто не вижу её, её просто не существует.

Екатерина Курбангалеева: За церковь.

Модератор: За церковь?

Екатерина Курбангалеева: За церковь.

Модератор: Миллион человек. Молодые мужчины.

Екатерина Курбангалеева: Нет. Я говорила про целевую аудиторию Царьграда.

Модератор: Царьград. Хорошо.

Екатерина Курбангалеева: Это не только те люди, которые за церковь, но это действительно как бы вот такой большой… Я не говорю, что весь миллион выйдет, но активное отображение существует.

Модератор: Хорошо. Хорошо. Спасибо. Владимир Викторович Климанов, прошу вас.

Владимир Климанов, доктор экономических наук, заведующий кафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС: Спасибо большое. Уважаемые коллеги, я попробую добавить, может быть, каких-то акцентов, которых в докладе нет, он действительно очень детальный, интересный, заставляющий кое о чем задуматься, но вот несколько моментов.

Первое. Мне кажется, что новой картины новой Московской городской Думы пока у нас не складывается. Сейчас явно назрел такой кризис в Москве, связанный, прежде всего, с одной из основных функций любого парламента – это управление бюджетом или, по крайней мере, его утверждение, некое обсуждение, представление запросов со стороны групп населения. Сейчас, сколько я не смотрел последние несколько лет новости, Московская городская Дума в этом вопросе не звучит никак. И я пытаюсь дать себе самому ответ: в новой конструкции этот вопрос мы как-то будем проявлять, он проявится вообще, или у тех кандидатов в депутаты, которые сейчас идут в Мосгордуму, этот вопрос останется опять где-то на периферии интересов?

Честно говоря, даже вообще в Мосгордуме нет формально комитета, который бы назывался именно по бюджету, там он по-другому немножко называется. Но все-таки огромные средства – 2,5 трлн. рублей – это вообще немереные ресурсы для страны в целом, для любого региона несопоставимые. Только что, буквально на днях соседние аналитические службы дали на этот счет оценки, что Москва, как город, оторвалась от всех других городов России на десятилетия или на столетие, в том числе, по этим показателям.

Модератор: На 100 лет там оценка была.

Владимир Климанов: Да. Но корректность сопоставления мы сейчас не обсуждаем, но, тем не менее, факт остаётся фактом: Москва – самый богатый город в России и самый богатый субъект в Российской Федерации.

И что будет с бюджетом? А в бюджете, надо сказать, есть несколько вопросов, которые могут стать сейчас предметом, как мне кажется, политической риторики, особенно со стороны той оппозиции, которая будет противиться политике, проводимой мэром Москвы, потому что, например, есть достаточно большие расходы, связанные с финансированием объектов вне города Москвы. Этого пока никто не замечает, но сложилась некоторая практика, что Москва имеет интересы в других субъектах Федерации, иногда в форме даже какой-то шефской помощи.

Но какая будет этому дана политическая оценка, и будет ли участвовать кто-то как оппозиционер этого вопроса? Или, например, то, что значительная часть бюджета в Москве, давая определенную гибкость тем структурам, которые связаны с мэрией, идут первоначально в форме субсидий в подведомственные учреждения, и затем уже идет их реальное распределение. Мне кажется, это будет предметом некого политического обсуждения в какой-то новой конструкции Мосгордумы. Не знаю, насколько это станет ключевым вопросом именно на выборах, но в новой конструкции может стать, как мне кажется.

Еще пара вопросов, которые, как мне кажется, стоило бы не упускать из вида. Очень правильно в докладе сказано, что любые местные выборы способствуют локализации тех процессов городского развития, которые с этим связаны. Но я вспоминаю, что совсем недавно, мне кажется, мэр Москвы, встречаясь как раз с депутатами Мосгордумы, сказал, что «берите ответственность за программу «Мой район»». По-моему, дословно была такая цитата. И в этой связи вопрос: будет ли у нас какая-то реновация местного самоуправления в Москве при новой конструкции Московской городской Думы, или нет? То есть изменится ли конфигурация муниципальных районов, которые существуют, и в связи с этим, перераспределение каких-то, в том числе, властных решений в этой конструкции.

Модератор: Как вы ожидаете, кто должен выступить инициатором этого?

Владимир Климанов: Тем не менее, если Мосгордума в новой конструкции выступит инициатором, она может сказать, что «да, ответственность за мой район перекладывается на представительные органы власти». Может быть. Я не знаю. Мне сложно на этот счет давать оценки, но кажется, что стоит этот вопрос не упускать из виду.

И последнее, что, мне кажется, может быть тоже где-то предметом какого-то неожиданного обсуждения. Я уже сказал, что Москва имеет интересы в других регионах. На новом каком-то витке сейчас встанет вопрос решения вопросов с другими регионами. И вот роль законодателей в этом вопросе будет как-то обозначена или нет? Я имею в виду не только московскую агломерацию, которая требует взаимодействия с Московской областью, но вопрос мусора, например, он стал актуальным в 2019 году? Не станут ли также актуальны вопросы какие-то другие на том политическом цикле, на котором будет работать эта Московская Дума в части кооперирования и с Московской областью, но еще и больше вообще с какими-то другими регионами страны? Поскольку появились новые документы, в том числе связанные с пространственным развитием России и так далее.

И вот это перенесение акцентов от Москвы куда-то в другие регионы, не вызовет ли оно именно реакцию необходимости какого-то законодательного регулирования на региональном уровне? Мне кажется, что вызовет. И эта новая повестка – она опять будет новой для тех людей, которые в Мосгордуму должны, наверное, прийти. Поэтому нельзя вот об этих моментах забывать. Именно под это могут быть и подстроены какие-то профессиональные компетенции тех людей, которые туда идут в настоящее время. Спасибо.

Модератор: Спасибо, Владимир Викторович. Максим Викторович Жаров, затем Владимир Леонидович Шаповалов и затем Олег Бондаренко.

Максим Жаров, политолог: Добрый день. Продолжу тезисы коллеги Загребного. Действительно, Московская городская Дума в последние годы потеряла свой вес и значимость в системе московской власти. И, в общем-то, реально город управляется, конечно же, на уровне управ ГБУ «Жилищник» и ниже уровень. Поэтому Мосгордума в тех условиях, в которых город сейчас живёт, она находится отдельно от того, что в городе реально происходит.

А город на самом деле бурлит. Институт региональной экспертизы, насколько я знаю, апрельский рейтинг выпустил протестной активности регионов, Москва занимает в нём 4-е место по стране. То есть это очень серьезный рост, там с 14-го на четвертое место Москва переместилась.

Модератор: За какой период?

Максим Жаров: Последний был у них рейтинг в феврале. То есть с февраля по апрель. Динамика на самом деле… Но, наблюдая давно уже за протестной активностью в городе, я хочу сказать, что, в принципе, 4-е место по уровню протестной активности Москва занимает уже давно. Поэтому тот факт, что наконец-таки Москва появилась на верху рейтингов протестной активности регионов, он для меня как раз значимый и является свидетельством того, что проблемы города действительно теперь начали каким-то образом восприниматься всерьез.

Что касается выборов в Мосгордуму, то в связи с незначимостью этого законодательного органа, они потеряли давно значение и федерального события. Последний раз, если я не ошибаюсь, 10 лет назад прогремел скандал на выборах в Мосгордуму, когда думская оппозиция: Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский ходили к тогдашнему президенту Медведеву и требовали от него пересмотра результатов выборов в Мосгордуму, которые Лужков провел очень грубо. Тогда думская оппозиция отказывалась голосовать в Госдуме, требуя пересмотра результатов. После этого на федеральном уровне выборы в Мосгордуму, на мой взгляд, уже давно не являются таким событием, потому что мэрия использует, задействует удаленное управление несистемной оппозицией.

Есть блок Гудкова-Каца, который выступает сейчас под брендом «Яблоко». Есть депутаты, в том числе в муниципальных собраниях от этого блока. И та протестная активность на уровне этих людей, о которых сейчас коллеги говорили, в каких округах они будут выдвигаться, поссорились они друг с другом – это все тоже обычные достаточно дела, которые на самом деле особого влияния на электоральный процесс и на его итоги не оказывают. Никаких особых угроз для кандидатов мэрии я не вижу. В принципе, сами кандидаты мэрии даже говорят достаточно откровенно в соцсетях, о том что сам выборный процесс для них не является значимым.

Тут был на прошлой неделе скандал с владелицей сети-кафе «АндерСон» Анастасией Татуловой, которая как раз в соцсетях призналась о том, что для нее само по себе участие в предвыборной кампании не является значимым событием.

Собственно, случай с Федермессер тоже очень хорошо показывает, что эти кандидаты, которые неформально поддерживаются мэрией, они не собираются работать с реальной московской повесткой.

Что касается участия партии в этих выборах, то, на мой взгляд, в этом году праймериз вообще не были заметны. И это даже, может быть, и к лучшему, потому что коллеги отмечали, что рейтинг достаточно низкий в Москве. Не настолько, конечно, низкий, как в других регионах. Но, чем тише партия себя ведет в Москве, тем у неё лучше итоговый результат на выборах. Это уже закономерность нескольких последних лет. И чем тише, тем лучше, как говорится.

Что касается депутатов от «Единой России», опять же, депутатов в Мосгордуму от «Единой России», опять же, они абсолютно совершенно незаметны. Я сужу по своему округу Раменки, в котором я живу. Округ очень у нас сейчас протестный, бурлящий тоже. Та же самая Татьяна Батышева. Я с удивлением сейчас обнаружил высокое место Батышевой в списке рейтингового голосования на праймериз. Хотя Батышева, она же от нашего округа сейчас депутат, она вообще никоим образом ни в каких ключевых событиях района последних лет не участвовала, не комментировала даже их.

А тут вдруг она в начале года появилась, попыталась себе приписать некоторые заслуги общественников по поводу моста у нас через реку Раменка, была история. После этой истории, судя по всему, когда эта попытка Батышевой вызвала возмущение у жителей, ее перевели как раз в другой соседний округ Очаково-Матвеевское, который бурлит. Вчера были эти как раз столкновения жителей с полицией вокруг точечной застройки.

То есть, если депутаты от «Единой России» пытаются каким-то образом участвовать в протестной повестке, не стоит даже пытаться перехватывать эту повестку, и не стоит пытаться вклиниваться вот в эти незаметные сверху конфликты на районном уровне, на даже квартальном уровне. Потому что люди, которые занимаются защитой интересов жителей в этих конфликтах, активисты, если они видят вмешательство кандидатов от власти такое достаточно грубое, они начинают бурно протестовать. И актив – он очень через соцсети, по крайней мере, в нашем районе, через районные группы, «Вконтакте» и в «Фейсбуке», он достаточно быстро соображает. Как правильно было замечено Екатериной, что избиратель умный в Москве, он всё очень хорошо видит, понимает. И попытки вклинивания в протестную тематику, они, я думаю, для кандидатов от «Единой России» ни к чему хорошему не приведут. Спасибо.

Модератор: Спасибо, Максим Викторович. Я все-таки снова по поводу того, что является ли условная повестка Федермессер московской повесткой, и не является ли сумма повесток таких активных кандидатов, которые идут остовым или конфигурацией этой новой повестки. Это на самом деле такой вопрос, как взглянуть. Можно быть жестко привязанным к муниципалитету, к управе, к муниципальным интересам, можно продвигать какую-то тему, которая имеет городское значение. Совершенно не факт, что второй подход не формирует городскую повестку с той же энергичной креативностью, что и первый. То есть это спорный вопрос, Максим, на самом-то деле. Владимир Леонидович Шаповалов, заместитель директора института истории и политики МПГУ, затем Олег Бондаренко. Прошу.

Владимир Шаповалов, заместитель директора Института истории и политики МПГУ: Спасибо, Дмитрий Иванович. Сначала два пункта, которые прозвучали в нашей дискуссии сегодня, но которые, с моей точки зрения, не имеют отношения прямого, во всяком случае, к московской повестке. Храмовники/антихрамовники. Очень важная тема, но федеральная. Не московская. Абсолютно не имеет отношения к данной ситуации в Москве на выборах в Мосгордуму. Но для страны в целом и для ценностного фона и ценности – очень важная тема, которую нельзя упустить, и для регионов, в том числе.

Вторая тема тоже чрезвычайно важная, но за пределами нынешнего обсуждения – субъектные ЗакСобрания. Я бы сказал, субъектность в целом органов власти Москвы государственных и муниципальных. Конечно, существует необходимость каких-то достаточно серьезных изменений институционального дизайна и на муниципальном уровне, и на уровне Мосгордумы, поскольку 45 депутатов на 12 миллионов, а реально, конечно, это не 12 миллионов, а существенно больше, потому что значительная часть и живет в Москве, и работает в Москве. Конечно, здесь нарушается принцип коммуникаций с избирателем, с населением. И естественно, что повышение субъектности московских властей, и законодательной власти в том числе, и прежде всего, в каком-то расширении представительства.

Модератор: До каких пределов, как вы думаете?

Владимир Шаповалов: Я думаю, что, конечно, не 100, 100 – это много, 75, например. В полтора примерно раза это было бы, до 75-80 – это было бы, может быть, немного меньше, но 45 – это очень мало. Это просто цифра совершенно не расчетная.

Кстати, я вспоминаю 131 закон, в котором нижняя планка для крупных муниципалитетов – 35. Нижняя планка для крупных муниципалитетов не менее 35. Соответственно, у нас не муниципалитет, а самый большой мегаполис, самый большой субъект идет по нижней планке крупных муниципалитетов. Это нелогичная, конечно, конструкция. Но еще раз повторяю, это не предмет нашего сегодняшнего диалога.

Что касается проведенных праймериз и того, как они скажутся на выборах. Безусловно, для «Единой России» праймериз – это большое благо, и тот колоссальный опыт, который уже наработан, не сравнится с праймериз «Яблока» или каких-то еще сил оппозиционных. И я думаю, что это очень мощный механизм, который решает целый ряд серьезных задач, и уже наработана очень мощная история. То, что это третий вариант для Москвы, не вижу принципиально тут больших минусов. Самое важное, что праймериз проведены, и они стали очень важной частью избирательной кампании.

Нужно обратить внимание на три пункта, с моей точки зрения, анализируя ситуацию в Москве. Это социально-политический фон, электоральная история и позиция оппонентов. Социально-политический фон в Москве и в целом в стране, скажем так, рождает определенный умеренный оптимизм, потому что волна, которая была связана с 2018-м, постепенно выходит на более-менее инерционные показатели. И считать, что будут какие-то серьезные, негативные процессы за оставшееся время до выборов, которые могут сказаться на результатах партии, думаю, что не стоит.

Второе – электоральная история. Здесь нужно анализировать два предыдущих электоральных цикла: и муниципальные выборы, и выборы мэра. Обе эти истории, будут иметь значение для результатов партии. И уверенная победа Сергея Семеновича, и достаточно хорошие уверенные результаты на муниципальных выборах – это то, что является достаточно прочной базой, на которой существует, зиждется рейтинг партий лояльных сил в Москве.

Что касается позиции оппонентов. Это тоже довод, который должен свидетельствовать в пользу того, что позиции нормальные, хорошие. Поскольку оппонент находится в разобранном состоянии, и ни один из политических акторов, которые способны и будут конкурировать на этих выборах, я думаю, что не в состоянии серьезным образом навязать свою повестку, либо быть достаточно активным, чтобы ее реализовать.

Это касается и системных партий, и КПРФ, и «Справедливой России», которая находится в состоянии перманентной перестройки, непонятно чем которая завершится, это касается и несистемных сил. Поэтому слабость оппонентов – это тоже сила «Единой России».

И, наконец, два тезиса по поводу бренда. Максим Викторович сказал, что нужно в минимальной степени бренд светить, и в то же самое время попенял своему депутату, что депутат вел себя очень тихо и спокойно, то есть соответствовал полностью вашему совету.

Мне кажется, что как раз «Единая Россия», если и рассматривать в какой-то степени негативно то, что было, и то, что может быть – это как раз скромность «Единой России». Нужно активнее включаться. Я думаю, что это активное включение, оно же необязательно протест предполагает. Оно предполагает и достаточно системное, активное, постоянное присутствие в информационном пространстве с позитивной повесткой в том числе. Это первый момент.

И второй момент. Что касается общественников, думаю, что и Федермессер, и любые подобного рода фигуры исключительно на пользу пойдут.

И более того, чем большее количество общественных активистов, которые даже не ассоциируются с партией «Единой Россией» но, тем не менее, могут в той или иной степени быть конструктивно настроены в отношении партии, в отношении мэра, тем лучше, потому что этого не хватает. И чем больше активных, ярких субъектов будет представлено в Московской городской Думе, неважно, повестка эта очень локальная, касающаяся конкретного двора, или касающаяся всей Москвы или даже всей страны, это исключительно пойдет на пользу и будет работать на повышение той самой субъектности законодательной власти. Спасибо.

Модератор: Спасибо, Владимир Леонидович. Олег Владимирович Бондаренко. Затем Дмитрий Сергеевич Еловский и Петр Дмитриевич Ханас. Прошу вас.

Олег Бондаренко, директор Фонда прогрессивной политики: Добрый день, коллеги. Спасибо, Дмитрий Иванович. Отвечая на ваш вопрос по поводу социологии, мартовская социология ФОМа по Москве – 38% позитивного отношения, одобряющего отношения деятельности «Единой России» москвичей и 43% негативно относящихся к «Единой России» и не одобряющих ее деятельность. При этом 7% считают, что отношение к «Единой России» улучшается согласно с этой точки зрения, а 26% считают, что отношение к «Единой России» ухудшается. То есть, есть очевидный тренд, как и по всей стране на снижение доверия к правящей партии «Единой России».

В этой связи первый вывод. Уже об этом говорилось, это была практика 2014 года, все помнят программу «Моя Москва». Аа сколько кандидатов-то пойдет на эти выборы в Мосгордуму от «Единой России» официально? Мы понимаем, что это будет меньшинство кандидатов, которое пойдет от «Единой России» и тем более, которое пройдет от «Единой России». Большинство пойдет независимо. Поэтому вы абсолютно справедливо употребляете понятие «лояльный пул кандидатов».

Теперь дальше. Лояльный пул кандидатов. Допустим, например, в моём округе Роман Бабаян идёт. Роман Бабаян – он лояльный к Сергею Семёновичу Собянину? Я думаю, лояльный. Но он будет работать как оппозиционный кандидат-то, безусловно. Он будет качать оппозиционную протестную повестку.

Модератор: Вы уверены?

Олег Бондаренко: То, что он пойдет как оппозиционный кандидат, или то, что он пойдет?

Модератор: Что он будет реализовывать протестную повестку, вы из чего исходите?

Олег Бондаренко: Я думаю, исходя из реальности, Дмитрий Иванович. Я не могу в этом быть уверен на 100%, я высказываю сейчас предположение.

Модератор: Мы с вами поспорим, по поводу Бабаяна конкретно давайте поспорим.

Олег Бондаренко: Но я предполагаю, что он будет качать оппозиционную протестную повестку. Далее. Сегодня очень важный момент, который все упустили, может быть, в силу имеющихся личностных отношений. Давайте начнем с того, что для новой политической команды мэрии это первый выборный опыт выборов в Московскую городскую Думу. И есть разные оценки. Я уверен, каждый здесь может привести свою оценку. Но вопросы по поводу уровня политического менеджмента этой новой команды имеются, скажем прямо, без детализации.

Лично меня интересует больше всего следующий вопрос. Как на фоне роста протестных запросов, которые, безусловно, есть в столице, будут вести себя коммунисты и те оппозиционеры, которые окажутся допущены в результате до этих выборов. Потому что если, конечно, допустить и представить себе в таком чистом виде, допустим, на округе Аэропорт идет Вадим Кумин от КПРФ, идет Любовь Соболь, кто побеждает?

Жданов в данном случае. Жданов может победить Кумина, в общем, довольно легко. Почему? Потому что он будет, во-первых, гораздо более активен, гораздо более протестен. Надо понимать, что такое вообще район Сокол, Аэропорт. Это такая старая-старая Москва, с которой нужно разговаривать. Далеко не все кандидаты это умеют делать просто физически. Так что у меня есть большие сомнения, удовлетворят ли коммунисты рост протестных запросов. Конечно, можно сделать так, как это делалось до того: полностью зачистить поляну, всех запретить, никого не зарегистрировать. Я вполне допускаю, что именно такой вариант может быть избран в итоге.

Но все равно есть нюансы, тем более что Кумин с Зюгановым Леонидом поменялись округами, как вы знаете. И насколько этот обмен будет результативным, я тоже не уверен. Также продолжая анализировать других кандидатов из тех, кто может от коммунистов пройти, помимо упомянутого Платошкина, но Платошкин – это, скорее, фигура федеральная, спущенная, десантированная, помимо, так мягко говоря, Валерия Федоровича Рашкина.

Там есть внутри московской организации КПРФ очень много всего интересного, например, связанного с Еленой Шуваловой. Елена Шувалова обозначила свои намерения идти, она пойдет, есть, на мой взгляд, высокая вероятность, что она победит, и снова она выиграет у Свиридова. Но она, мягко говоря, не относится к пулу, так скажем, лояльных Валерию Рашкину, кандидатов уже внутри КПРФ.

Пойдет, говорилось уже у вас, и Владимир Родин, Николай Зубрилин. Мы посмотрим по округам, кто будет иметь хорошие шансы. Дмитрий Аграновский, на мой взгляд, очень хорошие может иметь шансы в своем округе, чего нельзя, например, сказать про Анастасию Удальцову, которая пойдет по округу №5, там же, где и Бабаян.

Так что эта межоппозиционная конкуренция, упомянутая уже, в условиях отсутствия официальных кандидатов от «Единой России» в большинстве округов, она, мне кажется, может сыграть двояко. Совсем необязательно, что она заберет и распылит протестный электорат, может случиться как-то иначе.

Из выводов. Конечно, представляется, что эти выборы в Московскую городскую Думу, в том числе, по их итогам, будут делаться выводы относительно того, как будут проводиться парламентские выборы уже в Государственную думу в 2021 году, а именно будут ли эти выборы полностью по мажоритарной схеме проведены.

Еще из того, что здесь звучало, Владимир Леонидович Шаповалов об этом сказал, я хотел бы солидаризироваться с вами в части того, что, конечно, необходимо увеличить количество депутатов, и мне кажется, и больше 100 депутатов в Москве должно быть, потому что иначе это не представительство. По статистике, один депутат Мосгордумы представляет во сколько раз больше количество избирателей, чем депутат государственной думы. Это просто, на мой взгляд, совершенно беспрецедентно.

Модератор: Но не больше, конечно, не больше.

Олег Бондаренко: И очень важный момент, о котором тоже здесь никто не говорил. Владимир Леонидович, вы с этого начали, но не проговорили. Можно я за вас это проговорю? Право голоса для проживающих в Москве больше пяти лет. Это абсолютно нормальная европейская практика. В Берлине, например, если ты прожил больше пяти лет, тебе не нужно никакой регистрации, никакой прописки, ты идешь на выборы и голосуешь за местных депутатов. Это абсолютно нормально. В Москве же не то что по пять, по 25 лет люди живут, не имея регистрации, соответственно, лишены даже пассивного избирательного права. Это, на мой взгляд…

Мужчина: Почему лишены? Пусть голосуют там, где они прописаны.

Олег Бондаренко: Нет, извините, они живут-то в Москве уже.

Мужчина: Какая разница?

Модератор: Подождите, Олег. А каким образом это можно установить, если регистрации нет?

Олег Бондаренко: Дмитрий Иванович, надо проанализировать европейский опыт, надо проанализировать это, надо менять. Но это просто огромная лакуна в праве, которая лишает, я не знаю этой статистики, но огромное количество людей, по сути уже являющихся москвичами, они не имеют право голосовать в Москве.

Модератор: Олег Владимирович, за 25 лет, извините, конечно, люди нашли возможность получить регистрацию, абсолютное большинство.

Олег Бондаренко: Кто-то нашел, кто-то не нашел.

Модератор: А те, кто 25 лет здесь без регистрации живет, то это, слушайте, я думаю, какие-то частные просто истории, социологического значения не имеющие.

Мужчина: Это вопрос к МВД, скорее, чем к нам.

Олег Бондаренко: Спасибо. Я закончил.

Модератор: Большое спасибо. Вот я хотел обратить внимание, что два наших участника дискуссии с совершенно разными представлениями о том, что происходит в Москве и что нужно делать, это Владимир Шаповалов и Олег Бондаренко, пришли к одному и тому же, как мне кажется, заключению по поводу того, что канализация протеста с помощью парламентских партий затруднена. Точнее, даже не затруднена, они не оперируют этой повесткой. И содержащиеся в нашем докладе соображения о том, что она локально фрагментирована, находят в этом смысле подтверждения. То есть ни Компартия, ни «Справедливая Россия», ни ЛДПР очевидно каким-то значимым образом на этой повестке не сыграют в силу а) фрагментированности и локальности повестки и б) неготовности этих сил играть интегрально и мощно на этой повестке.

Что косвенно усиливает позиции лояльного пула и «Единой России», которая лояльный пул поддерживает. Прошу вас, Дмитрий Сергеевич Еловский.

Дмитрий Еловский, генеральный директор коммуникационного агентства «Actor»: Спасибо. Я очень коротко скажу, потому что не очень хорошо разбираюсь в выборах в Москве. Я послушал экспертов, почитал доклад очень внимательно, очень интересно. И я понимаю, что у «Единой России» в Москве все хорошо. Я думаю, что во многом это заслуга организационных структур, которые занимаются этим очень серьезно.

Но я бы коротенько хотел сказать о косвенной причине, потому что она, наверное, тоже очень сильно влияет, и, на мой взгляд, она заключается в том, что, в том числе, у московской «Единой России» все хорошо, потому что в Москве очень много денег и очень много ресурсов. И пока эта ситуация будет оставаться, я думаю, что москвичам не нужен никакой субъектный парламент, потому что у них все и так нормально. А особенно у тех москвичей, которые еще хорошо помнят, откуда они приехали и благодаря контактам со своими друзьями и родственниками прекрасно знают разницу, которая есть между тем местом, где они жили еще 10 лет назад и где они живут сейчас, они понимают, что там происходит.

Какова цена голоса рядового московского избирателя? Что он выбирает? Жизнь в пятиэтажке, которая вполне себе стоит и с ней все хорошо, или жизнь в новой квартире, которую ему дадут бесплатно с ремонтом? Как бы это не совсем выбор. У нас в стране два миллиона человек в бараках живут, вот у них выбор между бараком и хоть какой-то жизнью. Там – да, там борьба, и там субъектность парламентов, и депутаты там постоянно в округах работают. А тут нет, не выбор. Или это выбор между тем, какой тебе лифт поставят: «ОТИС» или GROHE – это тоже не выбор. Это не повод воевать и устраивать какую-то серьезную политическую дискуссию.

Поэтому, пока Москва будет аккумулировать и собирать огромный объем ресурсов, как она это делает сейчас, то я думаю, что все будет прекрасно и дальше, и позиции «Единой России» будут и дальше замечательные. Это не будет происходить как сейчас в регионах, когда отделения районные слезно умоляют политсоветы региональные просто отменить праймериз на их территории, потому что они не хотят на них даже деньги тратить, потому что ты выходишь на праймериз и получаешь минут 15% к рейтингу сразу же просто на старте.

Или когда в моей любимой Иркутской области 90 человек снимаются с праймериз по многим причинам, в том числе из-за конфликта внутреннего элитного. И когда на местном уровне местный актив «Единой России» дезориентирован до такой степени, что он в принципе не понимает, что ему делать на этих выборах, куда бежать, как голосовать, выполняет распоряжения руководства просто в механическом режиме, потому что у него даже нет понимания, какая позиция у партии вообще сейчас. И это там огромная проблема. Поэтому я думаю, что у Московской «Единой России» на этих выборах всё будет нормально.

Модератор: Прекрасно совершенно. Единственное, что хотел, так сказать небольшую ремарку. Всё-таки GROHE – это сантехническая фирма, а не лифтовая. Давайте «ОТИС» или «Шиндлер». Но все-таки справедливости ради и ОТИС, и «Шиндлер» в достаточно приличных домах устанавливаются, полно есть домов, где щербинские лифты, потом лифты КМЗ.

Дмитрий Еловский: Простите, усилил просто.

Модератор: Да, давайте смотреть на ситуацию реалистично. Главное, чтобы они не падали: ни КМЗ, ни «Шиндлер», ни ОТИС. Петр Дмитриевич Ханас, затем Евгений Георгиевич Забродин.

Петр Ханас, политический консультант: Спасибо большое. Буквально, уже все практически сказали, просто акцентирую внимание. Мое личное ощущение по поводу праймериз в Москве – это абсолютная стерильность, такая стерильность, у меня лично, как на дорогах Китая, очень все выстроено, сельских дорогах: грядки ровненькие, вершки чистенькие, птиц, правда, нет, но и червячков нет. Так, для сравнения.

И это ощущение дает мне основание утверждать, что эти праймериз высокотехнологичны, что ими управляли хорошие, очень хорошие специалисты политтехнологи, политконсультанты, во всяком случае, либо правительство Москвы научилось делать эти праймериз. И в сравнении с регионами, здесь я с Дмитрием Сергеевичем абсолютно согласен, в регионах очень конфликтные праймериз, там не привыкли делать, и до этого не привыкли делать праймериз частью избирательной кампании, а сейчас так вообще.

И я даже с учетом Санкт-Петербурга, Москвы отмечаю такую тенденцию, что праймериз теряет свой смысл первоначальный, вот как Евгений Борисович говорит, лет 10 назад. Да, действительно, лет 10 назад была позиция такая: давайте сделаем открытость, давайте сделаем конкурентность, давайте сделаем отбор лучших кандидатов. И первое время это получалось. Сейчас все на договорной основе. Вот у меня ощущение абсолютно полной стерильности в Москве, потому что действительно есть бюджет, есть перспектива, и даже ярые оппозиционные кандидаты, допустим, КПРФ Николай Губин, лояльнее депутата от КПРФ, или его лояльность можно… Про одного из депутатов от КПРФ. Правильно я говорю? Николай Губин, да?

Мужчина: Губенко.

Пётр Ханас: Губенко, господи, извиняюсь, да. Что касается повестки. Я думаю, что, может быть, появилась новая тенденция на запрос позиции общественников. И в этом смысле и бюджет, может быть, вот это народное бюджетирование – это какие-то элементы вот этого народного бюджетирования, то что есть уже в регионах в некоторых, может быть, будет подниматься в Москве. Хотя я, конечно, не сторонник этого, но не исключаю, что это может быть.

И по поводу прогноза действительно тяжело, но вчера было принято очень интересное решение на заседании Думы города Москвы. Было принято решение об электронном голосовании на отдельных округах. Выделено 9 округов. На площадке «Активный гражданин» будут проходить выборы трех округов, и там будет вот это вот голосование. Я думаю, что-то мне подсказывает, что «Единая Россия» там не победит, где будут выбраны эти округа, какие бы они не были, хотя, может быть, я ошибаюсь. У меня все. Спасибо большое.

Модератор: Спасибо. Евгений Забродин, прошу вас.

Евгений Забродин, директор фонда «Региональная политика»: Я тоже из субъекта, не из Москвы, поэтому московская повестка для меня немного далекая. Но там есть субъекты, где «Единая Россия» не ведет себя, как вы сказали, что тихо «Единая Россия» себя ведет, скромненько. Нет. Там у нас Единая Россия скромно себя не ведет, нормально всё. На предварительное голосование пришло 12% от общего числа избирателей, это достаточно хороший показатель. И в этом отношении я абсолютно уверен, что хорошие цифры «Единой России».

Огорчает другое. Огорчает то, что оппозиция себя ведет достаточно скромно, а это значит, она ставит под сомнение вообще институциональную ценность как законодательного собрания, так и муниципальных выборов. Потому что если избиратели, как сказал социолог Федоров, сейчас одели темные очки, есть ощущение, что те инструменты, которыми мы пользуемся сейчас и последнее время на избирательных кампаниях, вообще в коммуникациях с населением, они деградируют. И эти темные очки, их снять такими методами не удастся, обыкновенными методами, испытанными методами, а, значит, они могут стать черными очками.

И еще коллегам из Москвы хочу сказать, вы заметили, что основная повестка сейчас формируется не в Москве? То есть основной вызов пришел, он не из Москвы пришёл. И вот это то, что должно нас наталкивать на размышления.

Потом коллега Загребной сказал по поводу голосования в социальных сетях. Вы знаете, все это замечательно, конечно, но вы знаете эту шутку по поводу, что по данным исследования о строительстве храмов в сквере победила дочь Алсу? Поэтому это шутка, которая достаточно близка будет к правде. Это отношение населения к данным опросам, в том числе и в социальных сетях. Мы знаем, как они делаются, мы сами их делаем, собственно говоря. Поэтому давайте задумаемся о том, что у нас очень небольшой лаг времени перед выборами 2021 года, когда нужно опробовать новые инструменты. Это куда важнее, на мой взгляд. Спасибо.

Модератор: Спасибо большое. Целый ряд прозвучал вопросов и к власти, и к «Единой России» в Москве. И мне кажется, мы должны дать Олегу Смолкину на эти вопросы ответить и кратко прокомментировать. Прошу вас.

Олег Смолкин: Я буквально две ремарки, наверное, скажу как ответственное лицо за организацию предварительного голосования, и партийный функционер в данном случае. Коллеги, цыплят по осени считают. И в этой части та стратегия и тактика, сейчас которую мы выбираем, оправдано или нет, покажет голосование 8 сентября. Правильно ли мы сделали, что избрали такой путь проведения предварительного голосования, либо это была ошибка. Это раз.

И я в этом плане, наверное, соглашусь, что предварительное голосование для партии, не для кандидатов, а для партии. Это часть избирательной кампании, вполне себе технологический инструмент. Как мы его используем – это уже дело субъекта, то есть партии.

Вторая ремарка заключается в том, что я абсолютно согласен со всеми, кто здесь озвучивал те или иные вызовы, перед которыми стоит избирательная кампания. Я сейчас не буду говорить за Нюту, либо еще каких-то кандидатов, они к «Единой России» не имеют отношения, и пусть сначала выдвинутся и подписи соберут.

Но от тех кандидатов, которые ассоциируются очень плотно с «Единой Россией», могу сказать, что мы прекрасно понимаем, что предстоящая избирательная кампания несёт очень много сюрпризов и неожиданностей. Розовых очков никто не имеет, поверьте мне. Мы понимаем, что у нас наши внутренние, так скажем, внутригородские вызовы, наверное, я соглашусь здесь и с Катериной, и со всеми остальными, гораздо серьезнее, наверное, вызовов, которые нам предоставляют на сегодняшний день наши оппоненты, тут буквально, наверно, считанные округа, где оппонент как оппонент представляет собой реальную угрозу. Все-таки в большей части мы будем иметь дело со стихийным, наверно, протестом, который либо будет консолидирован, либо не будет консолидирован под некого ноунейм кандидата. Там уже кто он конкретно будет, это вопрос не только социологии, но и технологии в том числе. В этой части, конечно, идет ежедневная работа, скажем банальной фразой, в части и коррекции стратегии, и тактики по работе, но абсолютно точно, что наша задача – получить большинство «Единой России» 8 сентября. Все. Мы работаем над этой задачей. У нас другой задачи, собственно говоря, нет, мы ее решаем, как умеем, наверное. Большое спасибо.

Модератор: Спасибо. Традиционно Дмитрий Анатольевич Журавлев завершает нашу дискуссию. Прошу вас.

Дмитрий Журавлев, генеральный директор института региональных проблем: Спасибо большое. Я не совсем завершаю, в смысле, я, конечно, последний, но в том числе я все-таки выскажу некие тезисы, они просто сконцентрируют других.

Во-первых, по поводу праймериз. У меня к праймериз одно единственное возражение. Дело в том, что я понимаю логику «Единой России», других партий, которые проводят праймериз, им хочется экспериментировать, им хочется найти лучшую форму. Но с какого-то момента в политическом институте важны традиции, потому что если мы всё время меняем форму, то института нет, а есть всё еще строящийся дом.

Мужчина: Набор прецедентов.

Дмитрий Журавлёв: Да, набор прецедентов. Не к тому, что что-то сделано неправильно, не к тому, что эта, предложенная в этот раз, форма хуже предыдущей. Нет. Просто, по-моему, пора останавливаться в определении форм, иначе просто люди не смогут в это встроиться. Праймериз же чем отличается от выборов? На выборы всем понятно. идти надо туда, вот набор кандидатов, хочешь – иди, голосуй, не хочешь – не иди.

Праймериз – это внутрипартийное. И вот я член партии, и вот мне идти, не идти? К примеру, в конкретном случае. Это должно быть определено, люди должны знать, где та точка, куда надо или не надо, если они считают это нужным, прийти. Это первое.

По поводу Мосгордумы, я думаю, что мы несколько переоцениваем ее значение по очень простой причине: у нас непрофессиональный городской парламент. Неважно, 100 там человек или 50. Дело в том, что основная масса депутатов не является профессиональными политиками по должности. Они могут быть профессиональными политиками, что называется, в душе, но по должности таковыми не являются. Любой непрофессиональный коллектив, тем более коллектив, который что-то, извините за каламбур, решает коллективно, проигрывает одному профессионалу. Всегда. На этом строилась советская власть, где аппарат контролировал все коллективные органы, которые голосовали, как им скажут, потому что они раз в месяц собрались, им бумаги принесли, они их прочесть не успели, а голосовать уже пора.

Модератор: Раз в год или раз в полгода они собирались.

Дмитрий Журавлев: Районные чаще. Союзные – раз в полгода. Уже поэтому вопрос о значимости, о субъектности Мосгордумы пока не встает, не потому что он не нужен, не потому что он не важен, а потому что пока не о чем.

Теперь что касается «Единой России», оппозиции. Из того, что мы сегодня говорили, говорили много, интересно и важно, для меня острейший вопрос для кандидата от «Единой России» – это лоялизм вместе с проблемами. Это далеко не банальная задача. Как поднять проблемы так, чтобы остаться в границах лояльности, особенно в нашем городе?

С чем я не согласен с коллегой, он говорит, что там плохо, поэтому там всё бурлит. Неправда. Больше всего бурлит там, где богатые. Когда человек уже наелся, ему хочется демократии. Пока ему нужно искать еду, ему не до этого. Мой опыт работы в Поволжье показывает, что больше всего политической энергии в Самаре, где самый высокий уровень жизни из всех поволжских регионов. Просто опытным путем выведено. Поэтому в Москве как раз будет очень непросто с активностью политической и так далее, и будет очень непросто находить этот баланс между лояльностью и проблемами. Я думаю, что здесь партия как аппарат, может быть, взяла бы на себя часть этой задачи и определила бы вот эту границу.

Представьте себе, непрофессиональный кандидат, которому нужно в этих границах существовать. Теперь по поводу оппозиции. Полностью согласен со всем, что говорили коллеги, просто хочу ужесточить несколько тезисы. Во-первых, они никогда не объединятся, потому что ходить умеют только шеренгой, они никогда не договорятся, кому первому стоять в колонне. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Люди такие собрались.

Но это даже не главная проблема. Оппозиция не выиграет просто потому, что там, строго говоря, голосовать особо не за кого. Не за идеи. То есть идея в смысле «долой плохую власть, которая плохо нами руководит» – она рабочая всегда. А кто это высказывать-то будет? У нас ведь с оппозиционными политиками большая напряженка. И во многом это и определяет сегодняшнюю политическую повестку. То есть все разумное, что было сказано о проблемах, о том, что есть социальное недовольство, все правда. Но дальше-то что, куда все это? Как бы озеро бурлит, а выхода-то нет, потому что не на кого, не на кого это все сделать. Поэтому я лично не жду великих оппозиций ни в отдельных округах, ни на выборах в целом, просто потому что некому. Не не о чем, а некому. Поэтому я понимаю, что «Единая Россия» опять, это моё мнение, с ним можно не соглашаться, получит большинство. Вопрос только, что с этим большинством делать в условиях непрофессионального парламента. Спасибо.

Модератор: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Напряженная достаточно была у нас сегодня дискуссия, и это замечательно.

Совершенно очевидно, что протест, который в городе существует, является локальным и фрагментированным, а политические партии оппозиционные, которые существуют, его не в состоянии нормально артикулировать, выявить, консолидировать и фактором своего какого-то значимого результата.

Были муниципальные выборы, на них достаточно заметно выступили оппозиционные силы, но конвертировать этот успех во что-то политически значимое они не смогли. Я думаю, что выборы в Московскую городскую Думу в этом смысле будут намного более предсказуемыми и намного менее проблемными для власти. Это первое.

Второе. Конфигурация, которую власть создает в городе, условно лояльный пул – это наш, так сказать, термин, его по-разному можно называть – коалиция, какая-то, не знаю, список, группа кандидатов, которые поддерживают в городской повестке столичную администрацию, мэра Собянина, она разнородная. И она составляется из двух примерно равных политических величин: это общественники и, собственно, победители праймериз «Единой России». Это гибкая конструкция, и она действительно, на мой взгляд, позволит реализовать достаточно благоприятный для власти сценарий на этих выборах.

Наш прогноз, я напомню, 37 из 45 у лояльного пула, это достаточно много. Посмотрим, каким будет реальный результат. И буквально, так сказать, финальное замечание по поводу повестки. Консолидируется ли повестка отдельных общественников, кандидатов-общественников, так их назовем, типа Федермессер, в Единую городскую партию?

Конечно, консолидируется, это совершенно очевидно. И можно не отражать интересы округа достаточно жестко и детально, но при этом значимую часть городской повестки тематическую вести. И это не менее значимо и ценно. И это, еще раз хочу подчеркнуть, способно увеличить субъектность нашего городского парламента. А то, что в нем часть депутатов – непрофессиональные политики – это традиция и норма, которую, собственно, менять либо не менять законодательно.

И, наконец, последнее, по поводу федеральной повестки рейтинга «Единой России». Мне недавно вспомнилось, в «Фейсбуке» написал один наш коллега из Рязани Семенов очень хороший пост, простой и ясный. Он написал, «Единая Россия», рейтинг 36%, это о федеральном рейтинге шла речь, и говорят, что он падает, что мы находимся в кризисе, что мы накануне гибели, и так далее. А вот у партии Зеленского, который на пике, он же только что победил на выборах, к нему большое доверие и так далее, у них 33, чуть более 33%. И никто не говорит, что это страшный кризис и так далее.

Я к тому, что нужно оценивать реальные обстоятельства и реальные механизмы политического контроля, которые есть в тех или иных руках, в той или иной системе. Рейтинг свыше 30% для политического контроля в любой ситуации абсолютно нормально. Другое дело, что он требует дискуссионных процедур, он требует процедур создания коалиций, он требует политического лавирования, но это уже вопрос к стратегии власти, как ее достичь, удержать и так далее. Это вопрос сложной игры, понимаете, а не вопрос потери политического контроля. Это разные вещи. Но это замечание уже по федеральной повестке, по федеральному контуру. Завершая нашу дискуссию, хотел бы сказать, что выборы будут, безусловно, интересными и сложными по конфигурации. Наш прогноз, что лояльный пул одержит на них довольно серьезную победу. Но а дальше будем наблюдать, обсуждать. Большое спасибо всем участникам дискуссии.

Send with Telegram
bookmark icon