События в Бурятии ярко демонстрируют слияние либерального протеста с коммунистическим


События, разворачивающиеся в Республике Бурятия, довольно ярко демонстрируют слияние либерального протеста с коммунистическим. Так называемое умное голосование стало своеобразным актом «регистрации брака» между «навальнистами» и коммунистами. Изначально было понятно, что «умное голосование» организуется как беспроигрышная лотерея: либерал-коммунистические кандидаты получат либо места в органах власти, либо – в случае проигрыша – повод протестовать и кричать о нечестных выборах. Последний вариант мы как раз и видим в Республике Бурятия.

На выборах мэра республиканской столицы – города Улан-Удэ – одержал победу Игорь Шутенков, его результат составил 52,52 % голосов. Он шел в качестве самовыдвиженца, но при поддержке «Единой России». Его основным соперником стал член Совета Федерации от Иркутской области коммунист Вячеслав Мархаев, получивший по итогам выборов поддержку в 36,58 %. Именно Мархаева рекомендовало «умное голосование», объявленное Алексеем Навальным. Судя по всему, рекомендации распространялись дальше, чем на день голосования. После оглашения результатов выборов началась активность сторонников Мархаева, которые вышли на несанкционированный митинг. Начался подвоз людей из деревень, стали звучать требования в адрес главы республики Алексея Цыденова отменить результаты выборов и назначить новые.

Надо полагать, что организаторы несанкционированных акций понимают невозможность исполнения их требований, так как юридических оснований для отмены выборов у главы республики нет. Это, скорее, мостик к новому требованию, которое уже прозвучало – об отставке самого Цыденова. Уже появились националистические лозунги, которые тоже не будут удовлетворены, о раздельном обучении русских и бурятских детей и так далее. В акциях проявляется все больше экстремизма.

Понятно, зачем все это требуется либеральным протестным силам. Но возникает вопрос, зачем это самому Вячеславу Мархаеву. Он все же в свое время воевал в Чечне и знает цену национализму. Тем не менее создается впечатление, что его уже несет по инерции: неопределенные перспективы в связи с прогнозируемой через год или ранее утратой статуса сенатора от Иркутской области, проигрыш на выборах мэра Улан-Удэ, неопределенная ситуация в республиканском отделении КПРФ и так далее.

Между тем в этой ситуации именно Мархаев мог бы проявить свою гражданскую зрелость, выступив на стороне закона. Это придало бы ему авторитета и в глазах народа, который проголосовал на выборах (в том числе за другого кандидата), и в глазах республиканской и федеральной властей. Силовой метод подавления протеста не принесет плюсов ни одной из сторон. Республиканская власть окажется в роли жандарма, подавляющего народное негодование (даже если народа всего несколько сот человек), а Мархаев – в роли провокатора, ведущего своих сторонников на стычку с Росгвардией.

Send with Telegram
bookmark icon