Губернатор Новосибирской области Андрей Травников потребовал разобраться с поступающей в правительство информацией, что дети в школах в зависимости от финансовых возможностей их родителей питаются разными по стоимости и качеству обедами. Организацию разных столов в школьных столовых для разных категорий детей он назвал недопустимой, сообщает сайт m.berdsk-online.ru.

Ранее в СМИ уже появлялись сообщения о подобных ситуациях. На разделение питания для «бедных» и «богатых» школьников жаловались родители в Бурятии, Хабаровском крае, Ульяновской, Самарской, Псковской, Свердловской областях и других регионах. А на онлайн-платформе change.org была даже создана петиция с соответствующим требованием.

Установленный норматив настолько низкий, что питание в школах за счет бюджетных ассигнований оказывается недостаточным и низкокачественным. Поэтому те родители, которые имеют возможность доплатить за школьное питание детей, это делают, но у них может и не быть такой возможности.

На мой взгляд, у этой проблемы две стороны. Первая сторона – недостаточность бюджетных ассигнований (муниципальных и региональных). Поэтому решать вопрос нужно путем увеличения финансирования этого социального направления и искать, где можно приобрести более качественные продукты для питания, исходя из начислений. Проблему усугубляет тот факт, что фирмы, оказывающие услуги, даже за имеющиеся деньги нередко делают низкокачественный продукт. Проведу аналогию с питанием в самолетах: какой-нибудь монополист захватил рынок, в результате пассажирам, оплатившим еду стоимостью билета, предлагается низкокачественный продукт.

Вторая сторона этой проблемы связана с уровнем и качеством жизни населения. У нас сейчас очень высокая дифференциация населения по доходам, соответственно, и дифференциация детишек. Даже начиная с выбора школ: если родители состоятельные, то они могут отдавать детей в школы с платным обучением. Но понятно, что и среди бюджетных школ есть очень хорошие, с сильными педагогами, традициями, и туда обеспеченные родители тоже отправляют своих детей.

Этот вопрос связан с дифференциацией по уровню жизни, а она у нас очень высокая. По итогам 2018 года 12,9 % граждан «наименее обеспечены», то есть их доходы ниже прожиточного минимума, не говоря уже о том, что сам прожиточный минимум очень низкий, не позволяющий удовлетворять основные минимальные потребности. Мы, в связи с этим разработали потребительскую корзину и предложили в три раза повысить величину прожиточного минимума. Сейчас идет дискуссия между Госдумой и Минтрудом, поскольку Минтруд, во всяком случае пока, не хочет поддерживать наше предложение.

Следующая категория населения – «низкообеспеченные» (28,3 %) с доходами в размере от одного до двух прожиточных минимумов.

Граждане с тремя прожиточными минимумами входят в третью группу, которую называют «обеспеченные ниже среднего уровня», то есть уровень их обеспеченности – социально приемлемый потребительский бюджет, когда основные минимальные потребности могут быть удовлетворены. Эти три группы населения образуют больше 60 %.

Идем дальше. 32,9 % населения – это «среднеобеспеченные», причем в этой категории ядро составляет всего 20,1 %, и «высокообеспеченные» – 2,2 %. Таким образом, получается, что ядро «обеспеченных» и «высокообеспеченных» в России составляет 22,3 %, остальным приходится ограничивать свои потребности, оказываясь в каком-то смысле маргинальной частью населения, которое не может себе позволить то, что надо было бы позволить.

Конечно, в первую очередь люди озабочены питанием, особенно семьи с детьми. Мы проводили пилотный проект повышения адресной поддержки на примере Вологодской области, где не просто оказывали семьям социальную поддержку, условно говоря, по три копейки, а действительно поднимали доход. Мы поставили задачу преодолеть планку питания – 50 % от прожиточного минимума (чтобы доходы были не ниже), а еще лучше предоставить какой-то социальный набор для ребенка, включающий компьютер, мобильный телефон, оплату Интернета, ну и что-то развивающие, например велосипед. И в результате мы подняли примерно до 60 % от прожиточного минимума. В итоге люди потратили деньги на питание и на расчет по долгам.

Поэтому указанная проблема упирается в расслоение нашего общества, она не будет решена до тех пор, пока этот уровень неравенства не будет снижен. Это может произойти в первую очередь за счет подъема уровня жизни низкообеспеченных слоев населения. Отсюда и наше предложение поднять прожиточный минимум до 3,2 по сравнению с нынешним. Это примерно тот уровень, на который выйдут 60 % граждан. Но особых надежд у нас на это нет. Правительство в этом вопросе занимает четкую позицию: сдерживание роста доходов населения.

Поэтому проблемы детей – это проблемы родителей. Это проблемы нашей адресной социальной поддержки. Но даже в этой ситуации надо понимать, что дети – это будущее страны, нормальное питание по государственным нормам с учетом региональной дифференциации стоимости жизни можно обеспечить; организации, которые бы предоставляли качественные услуги, можно найти и проверять. Это вопрос государственной политики поддержки семей с детьми, которая на сегодняшней день недостаточная, хотя небольшие сдвиги все же стали происходить. Однако питание детей в школах разве не первоочередная проблема? Уж ее-то решить можно, тем более что не такие огромные деньги на это требуются. 20 лет детские пособия были в размере 50 рублей, и только сейчас решили, что нужно добавить. Так надо прозреть и в контексте того, что в школах вопрос с питанием нужно решать, менять нормы.

Send with Telegram
bookmark icon