Шапша в Калужской области – компромиссная фигура между «Росатомом» и Ротенбергами


Похоже, что тренд в региональной политике несколько сменился. Вместо «десанта» из других регионов, никак не аффилированных с местными элитами, врио стали назначать местных игроков, ставя их под патронат федеральных финансово-промышленных групп (ФПГ). Подобные назначения произошли в Калужской области (врио губернатора Владислав Шапша ранее занимал пост главы калужского Обнинска), в Пермском крае – Дмитрий Махонин, местный политик, но под надзором ФАС и крупной группы федеральных системных либералов, а также Олег Николаев в Чувашии – ставленник группы Аксакова – Федорова.

Шапша в Калужской области – компромиссная фигура между «Росатомом» и Ротенбергами, а также местными элитами в лице Анатолия Артамонова и главы холдинга «Ташир» Карапетяна. К тому же Шапша – политик, как Махонин и Николаев, а значит, ему будет проще избраться, чем какому-то технократу. В Калужской области у «Единой России» один из самых высоких рейтингов по стране, и если Шапша пойдет от партии, это только добавит ему очков. Поэтому, как мне кажется, проблем с избранием Владислава Шапши возникнуть не должно. В Калужской области исключительно благоприятные внутриполитические факторы: отсутствие в регионе реальных конкурентов на пост главы области, оппозиция разобщена и не имеет единого кандидата, политическая жизнь региона провинциальна, низкий уровень протестной активности, внутриэлитные конфликты не выходят в публичное пространство.

Конечно, существует опасность возникновения оппозиционного кандидата федерального уровня или оппонента Шапши, поддерживаемого федеральными структурами, среди которых можно назвать Максима Акимова (бывший первый зампред правительства, входит в «Президентскую сотню» кадрового резерва), председателя Зaкcoбpaния Виктоpа Бабурина или какого-нибудь ставленника ФПГ. Но с большой долей вероятности можно прогнозировать победу Владислава Шапши уже в первом туре губернаторских выборов. Однако губернаторские кампании прошлых лет выявили ряд проблем. Например, сценарий «триумфа» при низкой явке – 80–90 % голосов за действующего губернатора при явке 15–25 %. Победу таким сценариям обеспечила федеральная повестка, связанная с ликованием от присоединения Крыма. В 2020 году будут востребованы иные подходы, возможно, с допуском к выборам оппозиции и реальной политической борьбой в крупнейших областных городах – Калуге и Обнинске.

Действующие оппозиционные силы (КПРФ, «СР» и ЛДПР) в период региональной избирательной кампании будут ориентированы на федеральную кампанию в Госдуму. Для преодоления 5%-ного барьера и конкуренции на поле одномандатных округов им необходимо аккумулировать протестные настроения. Обострения борьбы следует ожидать на выборах городских дум крупных центров – Калуги и Обнинска. «Справедливая Россия» и ЛДПР являются лояльными политическими силами в регионе и предпочитают не выступать с критикой действующей власти. А вот КПРФ – реальная оппозиционная сила, которая в 2020–2021 годах может получить дополнительные очки за счет кризисных явлений и общей усталости населения. Что касается политической стабильности, то существует и ряд критических претензий к политике экс- губернатора Калужской области Артамонова, которые достанутся в наследство его преемнику Шапше: слабая поддержка деятельности органов исполнительной власти (зарплаты чиновников в 1,5 раза превышают зарплаты граждан), коррупция (скандалы, связанные с действиями администрации), здравоохранение (удовлетворенность населения – менее 20 %), миграционная политика на севере области, инфраструктурные проблемы и так далее. К тому же «экономическое чудо» Калужской области, в последние годы обеспечивающее высокий рейтинг губернатору, стало негативным фактором уже в 2020 году. У стратегии промышленной революции в области есть серьезные критики. Главные претензии сводятся к следующему: экологические проблемы из-за вредного производства, «отверточная» сборка (которая не дает развития смежным производствам), освобождение от налогов иностранных предприятий (которые не пополняют бюджет), продажа земли иностранным предприятиям, строительство инфраструктуры за счет областного бюджета, крупный региональный долг почти равен годовому доходу области.

Кроме того, в Калужской области существует дисбаланс развития муниципальных районов (промышленно развитый север и сельскохозяйственный юг), 70 % привлеченных в область инвестиций (индустриальные парки) сконцентрированы на севере области – на границе с Москвой, что дает эффект миграции квалифицированной рабочей силы в столицу и наоборот – прирост неквалифицированной рабочей силы, рост этнической напряженности. В целом за область еще могут побороться крупные ФПГ. Финансово она одна из самых привлекательных в России, кроме того, там есть определенные центры силы, вроде Обнинска, самой Калуги, а также религиозного центра – Оптиной пустыни (сфера влияния РПЦ и ее «старцев»).

Send with Telegram
bookmark icon