Семейная медицина: почему она не прижилась ранее и поможет ли сейчас


Активно развивать семейную медицину предложил губернатор Белгородской области Евгений Савченко. Выступая в Совфеде на заседании совета по региональному здравоохранению, он заявил, что в стране нужно открыть минимум 100 тысяч офисов семейных врачей, каждый из которых обслуживал бы 1500 человек, сообщает bel.ru.

Система семейных врачей впервые была разработана у нас еще в 1990-е годы. Семейных врачей обучали, и они получали дополнительное последипломное образование. Поэтому институт семейных врачей мы, что называется, уже проходили. Сказать, что при этом мы получили какую-то высокоэффективную медицину, нельзя. С другой стороны, сказать, что это бесполезная тема, тоже было бы неправильно, поскольку полностью возможности семейной медицины и возможности так называемых семейных специалистов использованы не были. Это было создано в большей степени для частных нужд. То есть они не были введены для самой системы здравоохранения как системы. Это была попытка организовать систему частных кабинетов, чтобы оттянуть, с одной стороны, некоторое количество пациентов туда, а с другой стороны, дать возможность специалистам, у которых есть предпринимательская жилка, что называется, самостоятельно зарабатывать на кусок хлеба. В любом случае эта система прожила недолго и была благополучно забыта.

Сейчас возникает перегруппировка сил вокруг этой идеи. И здесь даже не вопрос семейных врачей. Речь идет о специалистах широкого профиля первичного звена, о том, что специалисты широкого профиля должны именно на себя оттянуть значительную часть первичных пациентов. На первом этапе они выступают как диспетчеры, потому что врач общей практики не является специализированным звеном, в отличие от узкоспециализированного терапевта. И именно врач общей практики должен быть, условно говоря, тем диспетчером в системе здравоохранения, который дальше отправляет пациента к более узкому специалисту, пусть того же первого звена. Поэтому такая система возможна. Другое дело, как она будет работать. Если этих людей посадить в поликлинику, как это было, и сделать из поликлиники офис врачей общей практики, то будет один результат. Наверное, такой же, какой уже был, то есть никакой. Если же предположить, что мы пойдем по другому пути, по которому, например, еще 10 лет назад развивалась Самарская область, то тогда можно рассчитывать на неплохие результаты. Но в той же Самаре все это было благополучно забыто. Сейчас по этому пути идет Белгородская область, и у нее тоже замечательные результаты.

На мой взгляд, просто надо прекратить эксперименты и довести хотя бы один из них до конца, то есть не каждые пять лет менять движение. Ведь моментально ничего не происходит. Специалист учится 12 лет. Медицина должна развиваться не революционно, а эволюционно с постепенным взращиванием.

Я бы не стал увязывать вопрос зарплаты с конкретной суммой 100 тысяч рублей. Должно быть все четко подсчитано, и нужно исходить из тех документов, которые уже есть. Сейчас, например, есть идея сформулировать некую неснижаемую базовую оплату и назвать ее окладом. Пусть сумма оклада будет не 10 тысяч рублей, от которой идут все надбавки в процентах, поэтому получается не пойми что, а 30 тысяч рублей. Тогда надбавки, которые идут уже от 30 тысяч, совершенно легко сформируют специалисту уже где-то 70–80 тысяч рублей. Для регионального здравоохранения это нормальная стоимость. Для Москвы этого недостаточно – тут другие цены. Но для региона это вполне вменяемая и понятная оплата. Поэтому это все должно быть рассчитано. Решения должны принимать не политики, а экономисты. От политиков нужна только политическая воля, но все остальное – расчет, маршрутизация, выход на итоговые экономические параметры, расчет занятости, создание рабочего места и его вклад в эту стоимость – должны делать экономисты и медики совместно.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: