Рост расходов – рост долгов: почему регионы не виноваты в дефицитных бюджетах


Увеличение числа регионов с дефицитом бюджета с 18 в 2018 году до 35 в 2019-м связано с рядом факторов, положительно характеризовавших 2018-й. Регионы получили в том году рекордную сумму дотаций, темп роста экономики был выше, а с федерального уровня следовали вводные о необходимости сокращения расходов и госдолга, перехода к профицитным бюджетам.

В 2019 году во многих регионах произошел рост расходов – началась активная фаза реализации майского указа, выросли социальные расходы. Неслучайно в лидерах по объему дефицита регионы, активно финансирующие социальную сферу и решение инфраструктурных проблем: Москва (53,3 млрд рублей), Московская область (74,4 млрд рублей). Такие регионы, как Башкортостан (16,3 млрд рублей), с учетом низкого объема госдолга могут позволить себе дефицитный бюджет, если это необходимо для решения задач развития. А Иркутская область (13 млрд рублей), например, за год до этого снизила свой госдолг на треть.

В целом бояться дефицитного бюджета и даже некоторого увеличения долговой нагрузки регионам, на мой взгляд, не нужно при соблюдении трех условий: 1) если финансируется повестка развития, а не «затыкание дыр»; 2) если регион не является высокозависимым от федеральных дотаций, как ряд небогатых периферийных субъектов; 3) если увеличение расходов и госдолга не носит резкий характер и будет компенсировано через несколько лет отдачей и социальными эффектами от реализации инвестиционных проектов. Тогда в долгосрочной перспективе регион и решит задачи развития, и сохранит сбалансированность регионального бюджета в среднесрочном периоде, позже вернувшись на бездефицитную траекторию.

Собственно, регионы – «лидеры» по бюджетному дефициту в 2019 году как раз в этой логике планируют действовать и в 2020-м. Майский указ никуда не денется, как и необходимость повышения социальных расходов. Та же Свердловская область планирует увеличить в этом году дефицит бюджета почти вдвое, до 26,3 млрд рублей, в Подмосковье он ожидается на уровне 55,8 млрд рублей, в Башкирии – 22 млрд рублей, а в Москве он вообще может составить около 350 млрд рублей. Финансировать дефицит при этом столица, например, планирует за счет собственных средств или дополнительных доходов.

Конечно, для небогатых регионов и тех субъектов Федерации, где сохраняются проблемы с госдолгом, это неактуально. Впрочем, простых решений у их проблем нет. Любые резкие шаги по «переворачиванию налоговой пирамиды» приведут только к тому, что богатые регионы станут богаче, а бедные – беднее. Необходимо развивать и совершенствовать существующие механизмы субсидирования и дотаций, которые, на мой взгляд, в перспективе для бедных регионов следует увеличивать. В одночасье ситуация в них, впрочем, не изменится.

Вообще, в экспертном сообществе в последние несколько лет неоднократно выдвигались предложения внедрять новые механизмы работы с госдолгом, например, с использованием так называемого возвратного налогового финансирования. Такие меры помогли бы регионам, имеющим потенциал, увеличить государственный долг, профинансировать за счет такого увеличения инфраструктурные проекты (новые дороги, запуск скоростного железнодорожного сообщения) и впоследствии получить налоговую отдачу, за счет которой госдолг погашался бы. От таких проектов могли бы выиграть и близлежащие небогатые регионы за счет улучшения транспортного сообщения внутри макрорегионов, что соответствовало бы логике принятой почти год назад «Стратегии пространственного развития России».

Send with Telegram
bookmark icon