Рязанская и Амурская области, республики Северная Осетия, Алтай и Тува оказались аутсайдерами нового инвестрейтинга от Агентства стратегических инициатив. Итоговая оценка в баллах выставлялась по критериям, разбитым на четыре группы: регулирование сферы, институты (в том числе уровень административного давления), инфраструктура и меры поддержки малого бизнеса.

Есть факторы, которые объективно повлияют на инвестиционную привлекательность региона, а есть факторы, которые связаны с действиями властей – будь то федеральные власти или региональные власти.

Многие из регионов, которые перечислены – та же Республика Тыва – имеют низкую инвестиционную привлекательность в силу целого набора объективных факторов. Тыва регион удаленный, там нет сложившегося экономического потенциала, соответственно очень низкая покупательная способность населения, низкий уровень квалификации кадров, нет железной дороги – известные причины.

Почему Рязанская область оказалась среди аутсайдеров – не совсем понятно. По объективным факторам она аутсайдером быть не должна. Соответственно, наверное, АСИ сочло, что инвестиционная политика региональных властей явно не дотягивает до необходимого уровня. Допустим, у того же АСИ есть стандарт инвестиционной политики, который должны внедрять регионы, и некий набор формальных требований, а есть реальная правоприменительная практика. Допустим, в регионах создаются Советы при губернаторе по инвестициям, но в одном регионе этот совет может реально работать на привлечение инвестора, а в другом окажется очередной бюрократической структурой.

Что касается других аутсайдеров. Амурская область, как и все дальневосточные регионы, страдает от низкой емкости потребительского рынка. Очень небольшая численность населения на всем Дальнем Востоке, поэтому производства, ориентированные на общероссийский рынок, размещаются в основном в европейской части страны. Сейчас вся федеральная политика связана с тем, чтобы преодолеть эту проблему. Республика Алтай – это регион, удаленный от основных рынков сбыта, имеющий достаточно серьезные проблемы с транспортной доступностью.

В Северной Осетии, скорее всего, проблема в том, что национальные республики на Северном Кавказе считаются не очень привлекательными для инвесторов. Во-первых в силу не очень высокого уровня развития, связанного с определенным набором факторов: невысокой покупательной способностью населения, нехваткой квалифицированных кадров. К тому же принято считать, что на Северном Кавказе достаточно своеобразные, неформальные условия ведения предпринимательской деятельности.

На самом деле очень часто инвестиционная политика региональных властей и объективные факторы инвестиционной привлекательности оказываются взаимосвязанными. Бывает так, что складывается объективно низкий уровень инвестиционной привлекательности, региональные власти опускают руки и не проводят активную инвестиционную политику. Поэтому, скорее всего, там проблемы и с тем, и с другим.

У региональных властей разные базовые условия для разработки инвестиционной программы. Если взять какой-нибудь регион центральной России – почему я говорю, что Рязанская область явно выбивается из общего ряда – то есть масса инвесторов, которые хотят там работать.

А в удаленных регионах надо думать, искать какие-то необычные ниши. Республика Алтай – регион, где нет железных дорог, он удален от европейской части России. Он хорош для туризма. Республика Алтай и Тыва – это регионы, где нет железной дороги. Соответственно там никакое производство массовой продукции невозможно, потому что вывезти ее нечем. У вас отпадают все потенциальные инвесторы, которым нужна железная дорога.

Что касается Дальнего Востока. Там всего 7 млн. человек. В одной только Московской агломерации только 15 млн человек точно есть. Если вы инвестор, который хочет организовать производство со сбытом на весь российский рынок, Дальний Восток вы отметете сразу, потому что ваш основной потребитель в европейской части. Просто потому что на доставку надо будет тратить гораздо меньше. Допустим, вы производите продукцию на 7 млн. человек. Если у вас завод в Подмосковье, то у вас уже двойной рынок сбыта, а если на Дальнем Востоке — представьте себе транспортные издержки, чтобы встретить ваш товар. Поэтому, конечно, в таких регионах надо искать какие-то ниши, которые не могут занять регионы с более высокой инвестиционной привлекательностью. К примеру, на Дальнем Востоке можно развивать рыбную промышленность. Каким бы ни был рынок сбыта, а океаническая рыба в Подмосковье не поплывет. Какие-то такие ниши надо искать, но находить их сложно. 

Теоретически есть шансы, что названные регионы улучшат свои инвестиционные показатели. Амурская область – должна выиграть от того, что сейчас происходит на Дальнем Востоке: там есть территории опережающего развития, в конце концов, рано или поздно наведут порядок на космодроме Восточный, и этот проект будет реализован, там есть перспективы российско-китайского сотрудничества.

Тыва, Алтай – здесь чуть посложнее ситуация. Если реально будет решен вопрос со строительством железной дороги в Тыву, с улучшением транспортного сообщения, есть, наверное, шансы на небольшое улучшение. В Республике Алтай – скорее всего, нужны какие-то дополнительные усилия по развитию туризма. Может, с этой точки зрения авиационного сообщения хватит. В Рязанской области, повторю, надо разбираться с тем, что делают региональные власти – там нет никаких объективных препятствий для низкой инвестиционной привлекательности.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...