Принуждение партий к участию в выборах – это принуждение к их укрупнению


Министерство юстиции до конца года проверит партии, зарегистрированные в 2012 году. Речь идет о 32 партиях из 61, у которых в 2019 году истекает предусмотренный законом семилетний срок, в течение которого они должны были принять участие в выборах на федеральном, региональном или местном уровне. Анализ соблюдения политическими партиями требований действующего законодательства РФ Минюст проведет в рамках текущего контроля, сообщили ТАСС в ведомстве.

По итогам ревизии некоторые партии по решению Верховного суда могут быть ликвидированы. Ранее глава Центризбиркома Элла Памфилова говорила о трети зарегистрированных партий. По ее словам, у 25 партий нет ни одного мандата на любом из уровней власти.

Я думаю, что если партии не участвуют в выборах, то они имеют на это право. Партии, конечно, создаются для борьбы за власть, но никто никогда не определял, что участие в выборах есть единственный способ борьбы за власть. Бороться за власть можно, влияя на повестку дня, выдвигая какие-то инициативы, воздействуя на депутатов. В законодательстве о партиях не написано, что они каждый раз должны участвовать в выборах. Они могут существовать «на вырост», для формирования коалиций, для сбора средств на участие в следующих выборах.

Аргумент Минюста – неотразимый, но это аргумент с точки зрения здравого смысла. Я думаю, что упраздняемые партии будут иметь сильную позицию, чтобы опротестовать свое закрытие в суде. Принуждение партий к участию в выборах – это принуждение к их укрупнению, потому что те, которые уже созданы, уже имеют какой-то минимальный актив, который не растворится, будет искать себе новые оболочки, проникать в уже существующие активные партии, продвигать там свои интересы.

Разве задачей Минюста является укрупнение партий? Укрупнение и разукрупнение партий – это не его тема вообще. В Армении есть партия, которая является старейшей во всей Российской империи, – «Дашнакцутюн», знаменитые дашнаки. Партия существует с конца XIX века, появилась раньше РСДРП, и она иногда не попадает в парламент, в какие-то местные советы. Естественно, в советское время их и близко не было к власти, но это старейшая партия, самая авторитетная в диаспоре. Для какой-то партии семь лет существования – много, а для «Дашнакцутюн» – смехотворно мало. И почему именно семь лет, а не восемь? Не шесть, не пять?

С другой стороны, совершенно очевидно, что абсолютное большинство партий создаются как политтехнологический проект: они аккумулируют средства, проводят мероприятия в соответствии с законодательством и так далее. Вопрос участия в выборах для таких политтехнологических проектов – это вопрос исключительно денег. Если у вас нет денег, не создавайте партии или объединяйтесь. Минюст таким образом преследует партии, которые были созданы как проекты, но не нашли денег. И это честно.

В регионах есть сильные партии, которые слабо выступают на федеральном уровне, к примеру, «Патриоты России». Они участвуют в выборах, они потому и сильные, что участвуют! Это тоже плюс к позиции Минюста.

Но хочу подчеркнуть, что это мое мнение, мое аналитическое суждение, оно никак не связано с действующим законодательством. Я просто рассуждаю с точки зрения здравого смысла. Я не знаю, зачем понадобилось срочно объединять партии. Кому они мешают? Они не участвуют в выборах – ну и пусть будут на бумаге.

Send with Telegram
bookmark icon