Власти Иркутской области прокомментировали задержание министра лесного комплекса Сергея Шеверды, которое сотрудники ФСБ произвели в московском аэропорту Шереметьево 6 июня.

Напомню, что в 2015 и 2016 годах в Иркутской области были очень сильные пожары, в том числе на территории заказника «Туколонь». Но пожары бывают разные: верховые, когда лес полностью сгорает, и низовые, при которых огонь проходит внизу – обгорают либо корни деревьев, либо кора. При таком пожаре дерево не всегда погибает. Есть определенные критерии, которые позволяют определить степень повреждения дерева, а также подлежит ли оно рубке.

В заказнике «Туколонь» после пожаров в 2016 году было проведено лесопатологическое обследование нескольких кварталов, где были поврежденные участки. На основании составленных по результатам проверки актов было предложено провести сплошные санитарные рубки, то есть полностью вырубить лес на площади около 600 га. Однако, поскольку это заказник, любая деятельность, в том числе санитарная рубка, должна была быть согласована с тем органом, в ведении которого на тот момент заказник находился, – со Службой по охране и использованию животного мира Иркутской области. Документы были представлены в эту службу, ведомство их рассмотрело. Было дано заключение, что участки леса действительно пройдены огнем, но они живые, соответственно, не должны быть вырублены, за исключением отдельных небольших участков. Наша организация тоже проанализировала акты и выяснила, что составлены они с большим количеством нарушений.

Мы написали жалобу в Департамент лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу (структура, которая подведомственна Федеральному агентству лесного хозяйства), была назначена проверка. В феврале 2018 года мы тоже выехали в «Туколонь», но на самом деле провести проверку не смогли из-за высокого снегового покрова (более 1,5 м), не позволившего выявить те признаки, которые позволяли бы однозначно сказать погибло дерево или нет. Тем не менее у нас как представителей Гринпис сложилось мнение, что лес поврежденный, но не погибший, оснований для масштабных санвырубок нет. Несмотря на это, комиссия без нашей подписи и без подписей представителей Службы по охране животного мира дала согласие на вырубку.

Но самое главное, что по приезде мы обнаружили, что вырубки уже ведутся, хотя это прямое нарушение закона, потому что согласования со Службой по охране животного мира не было. Вырубка леса проводилась следующим образом: Министерство лесного комплекса, не дожидаясь согласования Службы по охране животного мира, выдало подведомственному ему учреждению АУ «Казачинско-Ленский лесхоз» задание на проведение этих рубок и заключило договор купли-продажи на древесину. На основании этих документов вырубка и проводилась. К тому времени без согласования было вырублено уже порядка 60 га. То есть это было прямое нарушение закона, причем санкционированное Министерством лесного комплекса.

Уже после этого нами было написано обращение в Байкальскую межрегиональную природоохранную прокуратуру. Надзорный орган подтвердил наши доводы и направил документы в следственные органы для возбуждения уголовного дела. По нашим оценкам ущерб составил около 800 млн рублей. При этом вырубки продолжались. Более того, Службу по охране животного мира губернатор Иркутской области просто ликвидировал, а ее функции были переданы Министерству лесного комплекса, которое эти вырубки и проводило. Поэтому здесь много вопросов к губернатору.

После ликвидации Службы по охране замминистра лесного комплекса задним числом согласовал все работы. После этого было возбуждено уголовное дело по двум статьям: незаконная рубка и превышение полномочий должностными лицами Министерства лесного комплекса.

Сейчас данное дело, которое ведут следственные органы, контролирует Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура, которая абсолютно не зависит ни от местных органов власти, ни от региональных, а выступает исключительно на стороне закона.

Send with Telegram
bookmark icon