Появление женщин-мэров – это не заслуга феминизма, а политическая катастрофа


Я не наблюдаю тенденции, что женщин среди мэров становится больше. Она если и есть, то как пульс у трупа – в районе статпогрешности. Тем не менее некоторый запрос – не на женщин, а на нечто иное – действительно существует. Его могут удовлетворять как мужчины, так и женщины, да хоть бы и представители ЛГБТ-сообщества. Неважно. Это запрос на антиистеблишментскую политику, на новый популизм, на борьбу с так называемой old corruption.

Предубеждения относительно гендерных предубеждений – вот что у экспертного сообщества в наличии. У электората нет таких предубеждений. Даже у самого консервативного, как в Якутии, например. Людям все равно, кого выбирать, если избранный будет работать на них.

В принципе, если и говорить о женщинах-мэрах, то разве что в контексте успеха мэра Якутска Сарданы Авксентьевой. У нее уже даже не республиканская, не федеральная, а международная известность. О ней пишет журнал «Экономист». Она смело общается с трибуны с разъяренной национальным чувством толпой. Она продает джипы горадминистрации и увольняет охрану. В общем, такая яркая популистка, «мэр из Instagram». Но за все нужно платить.

Я уже не раз говорил, что появление женщин на постах мэров и глав государств – это не заслуга феминизма, а политическая катастрофа, катастрофа как такового профессионализма политиков, «банкротство» политических элит, массовизация политики, запускающая маховик популизма.

Женщина-политик – это симптом. Вопрос – чего именно? Такое решение – политическое, но проблема в том, что симптом всегда есть решение.

Нам постоянно преподносят победы Александрии Окасио Кортес – женщины-демократа в США или прочих молодых женщин-политиков как победу феминизма. Но это поразительная слепота. Это победа популизма на фоне «банкротства» old corruption. И никакого феминизма здесь вообще нет, не более чем идеологическое прикрытие.

Поэтому никакой разницы между мужчинами-политиками и политиками-женщинами нет. Есть разница между политиками истеблишмента и политиками, которые играют против истеблишмента, эксплуатируют образ «политика со стороны», из народа и тому подобное.

Так что я весьма удивлен таким «вау-эффектом», который Авксентьева произвела на отечественный политический менеджмент. В ее феномене нет ничего нового и интересного. Обычный политик-популист, который четко понимает то, что он делает, и границы своей компетенции. Она молодец, конечно, сама выиграла выборы, использовала протестный потенциал толпы и раздражение локальными элитами. Но чего-то особенного в кейсе Авксеньтьевой я не вижу.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: