Отставка Нефедова – это не «черная метка» олигарха Михельсона, а кадровое решение Дмитрия Азарова


Ушедшего в отставку председателя правительства Самарской области Александра Нефедова принято рассматривать в качестве представителя так называемого новокуйбышевского лобби и ставленника Леонида Михельсона. И все аналитические заключения сейчас, как правило, делают с поправкой на это и сулят Нефедову «большое политическое будущее». Например, в Самарской губернской думе. В самарской политической тусовке обсуждают, например, вариант под условным названием «Михельсон начал свою политическую игру в Самарской области». Или еще более смешной: «Самарские олигархи-газовики победили федерального олигарха Михельсона». Но для понимания ситуации необходимо напомнить, что в таком же амплуа «человека Михельсона» долгое время находился Дмитрий Овчинников, которого на сегодняшний день фактически списали со счетов, сослав на работу в Самарский университет. И большие перспективы у Овчинникова пока не проглядываются. Никаких проблем у Леонида Михельсона в связи с уходом с самарской политической сцены Дмитрия Овчинникова, не наблюдается. Нюанс, из-за которого многие делают ошибочные выводы при анализе региональной политической ситуации, заключается в том, что руководящие посты в Самарской области либо в каком-то другом субъекте Федерации для представителей крупного федерального бизнеса, к коим, без сомнения относятся и «Сибур», и НОВАТЭК Леонида Михельсона, часто является не бонусом, наградой или возможностью, а «социальной нагрузкой» и «головной болью». Особенно тогда, когда у этого бизнеса и без того не возникает проблем с региональными властями.

В этом смысле рассматривать Нефедова в качестве фигуры, работающей в интересах Михельсона, – это, на мой взгляд, сильно польстить господину Нефедову. Он действительно работал и при Константине Титове, и при Владимире Артякове, и при Николае Меркушкине. Дело в том, что Александр Петрович – удобный, компромиссный, устраивающий почти всех модератор. Его сегодняшний уход – это не черная метка или «хитрая многоходовка» Михельсона, а всего лишь кадровое решение, на которое Дмитрий Азаров, как действующий губернатор, имеет право и мандат из центра.

Такое решение вполне могли принять и Артяков, и Меркушкин, но для них социально-экономические показатели Самарской области были менее важны, чем для Дмитрия Азарова. От них требовалось другое. Владимир Артяков, условно говоря, занимался «предпродажной подготовкой» «АвтоВАЗа». Николай Меркушкин осваивал бюджет по подготовке к ЧМ-2018. Каждый из них сделал свое дело – и теперь гуляет смело. Дмитрий Азаров от них отличается тем, что он, во-первых, не чужой для региона. Во-вторых, его карьерные амбиции не заканчиваются креслом главы региона. Все это значит, что он заинтересован в реальных, измеримых и видимых изменениях в губернии. Поэтому в кресле председателя регионального правительства ему нужен не человек-компромисс, а управленец, которому доверяет лично Дмитрий Азаров. Этим человеком, учитывая их долгий совместный путь, является Виктор Кудряшов. Маловероятно, что он пробудет с приставкой «и. о.» слишком долго – Кудряшов с Азаровым в некотором смысле партнеры.

А судьба Александра Нефедова в этой связи не так уж интересна. Он действительно может занять кресла депутата-списочника, так как находился в партсписке «Единой России» на выборах 2016 года. Учитывая позиции Геннадия Котельникова в губдуме, он может занять кресло спикера областного Заксобрания, так как по факту будет самым тяжеловесным политиком в этом парламенте. Но, учитывая весьма скромное политическое влияние сегодняшней губдумы, это следовало бы рассматривать как синекуру, а не как новый виток политической карьеры Нефедова.

 

 

Send with Telegram
bookmark icon