В поселке Сабетта вахтовики компании «Велесстрой» (подрядчик НОВАТЭКа) устроили митинг, потребовав вывезти тех, у кого был отрицательный тест на коронавирус. По словам участников митинга, они прошли двухнедельный карантин и дважды сдали тесты на коронавирус. Однако, несмотря на отрицательный результат, их продолжают удерживать в общежитиях. Также вахтовики заявляют, что в общежитиях они вынуждены контактировать с теми, у кого анализы показали положительный результат.

С вахтовиками так сейчас поступает не только НОВАТЭК в Сабетте, но и «Газпром» в Чаянде (Чаяндинское газовое месторождение компании в Якутии – прим. ред.): они просто закрыли рабочих на объектах и не знают, что с ними делать. Люди живут в закрытых общежитиях, по восемь человек в комнате. А «Роснефть» в Ханты-Мансийском автономном округе, где с ее Приобского месторождения с диагнозом «коронавирус» госпитализированы более 100 человек, наоборот, просто выпихивает вахтовиков за территорию своих объектов: так сказать, с глаз долой – из сердца вон, не заботясь даже о том, чтобы вернуть их домой.

Так или иначе, но все наши крупные нефтегазовые компании пытаются дистанцироваться от этих проблем, заявляя, что это не их работники. Они перекладывают ответственность на подрядчиков, дескать, это их забота – разбираться с проблемами вахтовых рабочих. На мой взгляд, это в высшей степени цинично со стороны нефтегазовых монополий, потому что это их лицензионные участки, это они нанимают этих подрядчиков и именно им подрядчики оказывают услуги, выполняя для них работы. В конце концов, именно отсюда они получают свои сверхприбыли, обеспечивают многомиллиардные доходы своим акционерам. И рассказывать теперь, мол, это не мы, пусть подрядчики занимаются решением проблем вахтовиков, – это либо трусость, либо подлость.

Сегодня на Севере вахтовый способ разработки месторождений и строительства объектов является основным для нефтегазовых компаний. При этом главный лейтмотив использования такого вида труда – нежелание собственников лицензионных участков – крупных компаний, стремящихся получить максимальную прибыль, – реализовывать социальные проекты, как это было в советское время: строить на Севере жилье, школы, детсады, то есть все то, что связано с использованием трудовых отношений и наймом на постоянную работу. На языке топ-менеджеров это называется «минимизировать издержки». Именно исходя из этой «экономии» вахтовый труд сейчас превалирует на многих крупных проектах нефтегазовых компаний.

Но монополии, которые нанимали подрядчиков с вахтовиками, должны были отдавать себе отчет в том, что эти люди приезжают работать на объекты со всех концов страны и даже из ближнего зарубежья. Эти рабочие длительное время находятся в замкнутых пространствах еще до прибытия на вахту и в таких же условиях работают потом. И руководство НОВАТЭКа, «Газпрома», «Роснефти», когда в стране начала развиваться эпидемия коронавируса, должно было понять, что в такой ситуации вахтовый способ привлечения рабочей силы является наиболее опасным с точки зрения вероятности распространения коронавируса.

Однако никто из должностных лиц этих компаний, видимо, не разработал план действий по вахтовым работам. Возможно, это нужно было сделать совместно с Минздравом, Роспотребнадзором. Может быть, стоило продлить вахты уже задействованным рабочим, усилить контроль за вновь прибывающими вахтовиками, но этого сделано не было, хотя это прямая обязанность работодателей, владельцев объектов. Это и привело к вспышкам коронавируса в Сабетте у НОВАТЭКа, Чаянде – у «Газпрома», на Приобском месторождении – у «Роснефти» и на других объектах нефтегазовых компаний на Севере.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: