Минимализм, блеклые цвета и отсутствие фирменного стиля: особенности агитации-2021


Главное, что отличает эту кампанию от всех предыдущих, – это значительно меньшее число беспартийных одномандатников, которые пытаются разрабатывать свой фирменный стиль. У нас больше партий, меньше одномандатников, а значит, визуальные решения более типовые, а не индивидуальные. Любой выдвиженец от партии стремится использовать частично цвета и шрифты этой политсилы, элементы ее фирменного стиля, чтобы показать свою принадлежность, даже не демонстрируя напрямую логотип. Но чаще всего он и логотип транслирует.

Сейчас в Москве у нас прошло всего 11 одномандатников, которые не зависят ни от одной из партий. К сожалению, пока ничего особенно интересного от них нет. Хотя можно сказать, что достаточно интересные визуальные решения в оранжевой стилистике, скорее, голландской школы политической рекламы у кандидата по 208-му округу. У кандидата Певцова есть элементы итальянской Podemus, которая достаточно успешно выступила на последних парламентских выборах, а точнее, стала настоящей сенсацией. У Певцова есть какие-то цветовые и шрифтовые решения, пересекающиеся с этой партией. Кроме того, достаточно интересен Вассерман, который в начале лета работал в одну краску и с конкурным контурным изображением. Сейчас он попытался от этого отойти, зачем-то сделав полноцветную рекламу на остановках, но мне кажется, что визуально это не так интересно. По остальным регионам могу, к сожалению, судить только по соцсетям. Но то, что там вижу, пока особого интереса не вызывает.

«Единая Россия» в этой кампании использует традиционный минимализм, считая, видимо, что эффектные визуальные решения не нужны. Я, правда, не уверен, что это правильное решение, но оно вполне последовательное. Ранее ЕР приняла решение не использовать в политической рекламе людей, которые не являются кандидатами. Если кто-то помнит, то в 2007 году в их рекламе было расчерченное цветовое поле, которое уходило в правый верхний угол, и надпись «Движение только вперед». Сейчас используются довольно блеклые цвета, видимо, со ставкой на смысл и на то, что президент опять поддерживает партию – его ближайшие соратники Шойгу и Лавров возглавляют список партии.

Коммунисты почему-то отказались от красных цветов. Для «наружки» большого формата они почему-то взяли красно-коричневые тона, оставляя в этом плане нишу для «Коммунистов России». Теперь получается, что КПРФ – красно-коричневые, ало-красные – «Коммунисты России». Не знаю, насколько это правильное решение: коммунисты от КПРФ традиционно называли себя красными, сейчас, судя по цветам «наружки», их красными уже не назвать. Не понимаю, для чего они так маневрируют, но им виднее. У них свои креативщики, возможно, свои исследования провели, посмотрели, попытались сделать ребрендинг. Насколько это поможет? Их предыдущая стилистика – красно-золотая с желтым – полностью досталась «Коммунистам России». Трудно понять логику отказа от работающего сочетания, чтобы освободить эту нишу для оппонентов.

«Справедливая Россия» в этой кампании вполне традиционна и ничем не удивляет.

В социальные сети уже вбросили чернуху, но трудно сказать, насколько этот прием окажется эффективным. Пока вбросы идут против ЛДПР в первую очередь. Против ЕР это традиционно все идет, относительно КПРФ пока не встречалось. Традиционно почему-то считается, что чернуху нужно вбрасывать в последний момент – буквально в последнюю неделю, поэтому нельзя зарекаться, что в этой кампании ее будет меньше, чем обычно. Сейчас пошла первая волна так называемых роликов с претензией на вирусность. Насколько они разойдутся и дойдут до своей целевой аудитории, мотивируют они, демотивируют – пока вопрос. Пока эксперимент идет над ЛДПР, кто-то пытается рассыпать электорат.

В сегодняшних реалиях агитация вполне способна повлиять на мнение избирателей. Политически мотивированных жителей (как в Москве, так и в любом другом городе) от 10 до 25%. Эти люди живут в политической повестке, что совсем, кстати, не значит, что они политические активисты, ходят на митинги. Они то или иное событие или явление оценивают с точки зрения своих внутренних политических убеждений. Соответственно, им политическая реклама не нужна – они уже на старте определяются по бренду или по отсутствию бренда. Можно быть в политической повестке и оставаться жестким противником всех партий или всех парламентских партий, приветствовать тех, кто идет без поддержки партий.

Остальные 70% с лишним – это люди, которые определяются со своим выбором благодаря политической рекламе, агитации и пропаганде. В этом смысле все приемы и действия играют роль – массовые действия и эффектные визуальные решения. То, что ЕР будет заседать незадолго до выборов, привлечет к себе президента и организует массовую раздачу денег и все остальное, вся политизированная группа избирателей знала, прогнозировала. На нее эти действия никак не повлияли. Для остальных 75% избирателей это вполне себе реальный инструмент. Они не помнят политическую историю и не живут в политическом контексте, и вполне возможно, что для них это сработает как дополнительный фактор привлечения голосов к ЕР.

Показатель 75%, конечно, колеблется в зависимости от ситуации. Все зависит от того, насколько происходящие в стране и вокруг нее события работают на консолидацию людей вокруг власти. Если все в порядке, то консолидация ослабевает, как ни странно. Реально консолидации вокруг партии власти способствует нестабильность – внутри и снаружи, как, например, произошло в 2011-2013 годах. Но есть и другие факторы.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: