Глава комитета по делам национальностей Госдумы РФ Ильдар Гильмутдинов анонсировал концепцию изучения родных языков, которая будет рассматриваться в июле в нижней палате федерального парламента. По словам депутата, сейчас обсуждаются перспектива включения изучения родного языка во все варианты новых учебных планов и возможность сдачи экзаменов по родному языку. Кроме того, в школьных программах национальных республик должен появиться предмет «государственный язык», его введения, по словам Гильмутдинова, требуют многие родители.

В той же Башкирии есть как минимум три основных этноса в равной пропорции: татары, башкиры, русские. В Татарстане – два плюс многочисленные чуваши, марийцы и многие другие. Термин «национальные республики» абсолютно неверен. Когда мы говорим «национальные республики», получается, что других народов просто не существует в этих республиках? Или что мы хотим подчеркнуть им? Что такое титульные этносы? Эти республики де-факто многонациональные. То есть сама формулировка неверная, она ведет к заведомо ложным выводам. Текущая политика федерального центра – отношение к Башкирии как к национальной республике – вычеркивает то многочисленное русское население, которое приехало туда много веков назад для того, чтобы создать и укрепить российскую государственность.

Что касается того, о чем говорит депутат Госдумы, то нужно понимать, что Татарстан долгое время ведет сложные переговоры с федеральным центром по поводу усиления национального компонента в своем образовательном процессе, в структуре идентичности жителей республики, в структуре экономических и политических преференций. По факту я считаю, что политика федерального центра ошибочна, требуется более гибкий подход, сейчас же я вижу, что животрепещущие вопросы заминаются под федеральные стандарты. Мы как бы привыкаем, что в регионах денег нет, все решает федеральный центр. Но на самом деле это большая ошибка. Более того, сейчас это все ламинируется, президенту докладывается, что все хорошо. Но на местах в той же Башкирии и Татарстане просто не будут выполнять указания федерального центра. По факту ситуацию определяют учители и чиновники муниципального уровня. Вроде бы все идет добровольно, но на самом деле часто навязывают. При этом я лично считаю, что башкирский или татарский язык должны изучать все. Но свое «должны» я не считаю нужным проецировать на все общество. Пусть решают все-таки родители детей.

Политика федерального центра должна заключаться в том, чтобы грамотно давать людям возможность выбора. Предположим, сказал кто-то: «Я не хочу изучать», и надо сделать все, чтобы он не изучал. А кто-то сказал: «Хочу изучать», и надо дать такую возможность. А не так, чтобы отчитались, что все хорошо, все согласны, никто не спорит и так далее.

Тема потенциально очень напряженная: на фоне того, что пятый год социально-экономическое положение россиян ухудшается, этнический и религиозный факторы становятся все более важными с точки зрения структуризации дальнейших властно-управленческих конфигураций и общественно-политических настроений в многонациональных республиках.

Повторюсь: языковая политика требует гибкого подхода, а не централизованного, сверху. Если не будет эффективного управления, не будет учтено мнение людей на местах, тогда получатся перегибы либо в сторону федерального центра, либо в сторону националистически настроенных элит в тех же Дагестане, Башкортостане или Татарстане. Мы помним, как еще совсем недавно татарский заставляли учить в ущерб русскому. Нужен баланс, нужно дать родителям возможность выбирать и уважать их выбор. При этом я за то, чтобы в многонациональных республиках мягко стимулировалось желание изучать язык коренного этноса. Но, повторюсь, именно стимулировалось, а не навязывалось.

Send with Telegram
bookmark icon