«Консенсус бутерброда» закончился, в политике много новых молодых лиц


В Ульяновской области на выборах депутатов Госдумы в одномандатных округах сформировался высокий уровень конкуренции, который не наблюдался с 2003 года. Так, в 187-м округе на одно депутатское место претендуют 13 человек, в 188-м округе – 11 кандидатов, пишет «Коммерсантъ».

По закону у нас 14 партий могут выдвигать кандидатов без сбора подписей. Я на самом деле сильно удивлен, что не везде выдвигается по 14 кандидатов. Накануне закончился срок подачи подписей в ЦИК. Есть округа (и их достаточно много), где нет самовыдвиженцев. У нас часто избирательные комиссии ругают (и, может быть, ругают правильно), что очень строго проверяют подписные листы, невозможно зарегистрироваться в порядке самовыдвижения. На протяжении вторых уже второй подряд избирательной кампании практически нет кандидатов, которые смогли зарегистрироваться, собрав подписи и пройдя их проверку комиссией. Более того, люди уже не приносят эти подписи. У нас есть 14 организаций, которые могут выдвигать кандидатов без сбора подписей, и они этим правом чаще всего пользуются.

Что касается выдвижения известного или неизвестного местному электорату кандидата – это вопрос дискуссионный. Есть локальные политики, люди, которые известны либо в определенной среде, либо на определенной территории, и они хотят попробовать свои силы. Парадоксально, но есть люди, которые борются всерьез: их официальный статус может не иметь никакого значения и быть любым. Я, например, знаю подмосковный округ, где, скорее всего, победит пенсионер. Но наряду с людьми, которые реально претендуют, есть кандидаты, которых партии выдвигают просто для того, «чтобы было». Всегда есть желающие просто попробовать себя. Сама процедура выдвижения от партии достаточно проста, не нужно прилагать каких-то титанических усилий, достаточно собрать нехитрый пакет документов. Есть большое количество людей, которые не реализовались в обычной жизни и не прочь попробовать себя в качестве кандидатов. И таких людей немало, причем они тоже могут быть искренне уверены, что зигзаг удачи повернется в их сторону. И такие случаи, кстати, бывают. На недавних выборах в Мосгордуму победил случайный кандидат Соловьев, которого после победы не могли найти и который сам, судя по всему, немного ошалел от результата.

Зачем это нужно партиям? Им тоже надо демонстрировать свое участие в избирательном процессе. Многие партии не делают ставку на победу в одномандатных округах, но рассчитывают на преодоление 5%-ного барьера по партийным спискам. В данном случае какая-то кампания одномандатника на территории повышает шансы партии преодолеть 5%-ный барьер. Другой вопрос, что не всегда партии действительно могут найти достойных кандидатов, которые могли бы и сами побороться за депутатский мандат в одномандатном округе, и помочь партии набрать больше голосов по партийному списку. Период «консенсуса бутерброда» нулевых годов, когда элита обеспечивает благосостояние широким массам, а широкие массы не лезут в политику, закончился. В итоге в политике осталось очень мало известных людей. «Консенсус бутерброда» закончился, и буквально четыре года назад в московскую политику пришло немало новых молодых лиц. Похожая ситуация наблюдается в Санкт-Петербурге и других крупных городах. Они еще, может быть, мало кому известны, но у некоторых есть определенное политическое будущее.

Но не стоит забывать, что, кроме партий и кандидатов, на политическом поле есть третий игрок – администрация президента, для которой выдвижение молодых и перспективных кандидатов с хорошими шансами в одномандатных округах – это не самый лучший расклад. Ведь есть территории, где люди готовы голосовать за кого угодно, только не за кандидата от партии власти. Поэтому не стоит снимать со счетов довольно серьезное давление на политические партии. Некоторых кандидатов не то что не регистрируют, их партии даже не выдвигают. А собрать в летний период необходимые 3% подписей, да еще и с учетом зверской проверки избирательной комиссии, невозможно.

Так называемая тактика размывания голосов на большое число малоизвестных кандидатов подходит в ситуациях, когда для победы достаточно относительного большинства, когда не предусмотрен второй тур, не надо набирать 50% плюс один голос. В таком случае обилие участников играет на руку кандидату от партии власти. Это имеет место быть, но я бы сказал, что эта некая объективность. У нас ведь 14 партий, которые имеют право выдвигать кандидатов, и я на самом деле сильно удивлен, почему нет 14 кандидатов в каждом округе. Желающие ведь всегда есть.

Ульяновская область – эта территория, которую условно можно отнести к «красному поясу». Там достаточно сильны позиции КПРФ (все-таки родина Ленина), довольно активное руководство местного обкома, активные кандидаты. Не стоит забывать, что там губернатор-коммунист. Не думаю, правда, что он будет как-то способствовать победе однопартийцев, поскольку все-таки находится в «государевой» должности. Для губернаторов – представителей оппозиционных партий, не случайно возглавивших регион, как тот же Фургал Хабаровский край или Сипягин Владимирскую область, а изначально одобренных президентом, регион выбирается не просто так. Выбирается регион, где КПРФ действительно пользуется популярностью. Основным оппонентом ЕР в Ульяновской области все-таки будет КПРФ.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: