Глава комитета по делам национальностей Госдумы РФ Ильдар Гильмутдинов анонсировал концепцию изучения родных языков, которая будет рассматриваться в июле в нижней палате федерального парламента. По словам депутата, сейчас обсуждаются перспектива включения изучения родного языка во все варианты новых учебных планов и возможность сдачи экзаменов по родному языку. Кроме того, в школьных программах национальных республик должен появиться предмет «государственный язык», его введения, по словам Гильмутдинова, требуют многие родители.

В Дагестане живет свыше 40 этносов, у каждого из них фактически есть свой язык или диалект. Поэтому я думаю, что все эти разговоры – пустая демагогия. Нет ни подготовленных кадров, чтобы они преподавали родной язык, ни хороших учебников. То есть открывается широкое поле для людей без образования, с неподтвержденными дипломами, которые будут активно лезть в эту систему, потому ч/то им это выгодно. Они будут подавать на гранты, составлять методички, учебники, «ломиться» преподавать в школы, не имея представлений о педагогике и языке как таковом. У нас в республике уже давно ведутся дебаты по этому поводу, но я себе не представляю, как в наших школах это можно реализовать.

У меня был разговор с коллегами о том, что надо преподавать в школах родные языки и что это должно быть государственной программой – они как раз выступают за это. Я им говорю: «Ребята, вам что надо? Вам нужно, чтобы дети знали язык, или вы просто хотите «пригнуть» государство?» Если первый вариант, то на самом деле все решается очень просто: родители скидываются, нанимают учителя, школа со своей стороны какую-то часть также финансирует, и дети изучают язык. Как у нас, например, делает армянская община? Они просто наняли учителя, и по воскресеньям заниматься ходят и дети, и взрослые. И дети начинают изучать язык.

Мне абсолютно понятно, что все, что у нас связано с «проталкиванием» через государство, является огромным лакомым куском, где можно хорошо «заработать денег», протолкнуть какие-то абсолютно ненужные вещи, пользуясь «укрепляющейся скрепностью». Я совершенно не представляю, как реализовать эту идею на практике. Например, если тот же Татарстан гомогенный (и то условно), то в Дагестане этих родных языков – только 14 письменных. Дело в том, что у нас и с русским-то языком проблема. Не исключаю, что где-то в селах просто преподают на родных языках. В свое время в Дагестан приезжали педагоги – девочки, закончившие педагогические техникумы, и их засылали в горы. Я часто встречаю людей с изумительным, сочным, ярким языком – оказывается, учительница была русская, вот они сохранили язык.  Но сейчас уже нет этих девочек и нет того русского языка. Он же достаточно пластичный, он меняется, и сейчас на русском плохо говорят даже учителя. То есть проблема намного больше, чем просто введение родного языка.

Send with Telegram
bookmark icon