В рамках этой избирательной кампании очень уж сильно медийная повестка разошлась с реальной. С одной стороны, пиарщики лили предельно сладкий елей по поводу своих кандидатов в губернаторы, с другой стороны, пророчили риски, провалы, вторые туры и так далее. Здесь была и определенная проблема с управлением информационным полем, и во время кампании очень не хватало трезвого анализа и надежных данных. В итоге, если говорить о губернаторских выборах, позиционирование действующих глав оказалось вполне успешным. И помимо того, если рассуждать о причинах успеха действующих губернаторов, помимо консолидации элит и ресурсов, которая в этом году была выше, чем в прошлом, я бы еще дополнительно отметил такие факторы, как активное подключение правительства на помощь губернаторам. Было очень много визитов, конкретных и точечных, и хорошо продуманных финансовых решений по поддержке регионов, запуска конкретных проектов. Правительство и раньше помогало губернаторам, но на таком системном и хорошо продуманном уровне помощь со стороны федерального центра через правительство была организована в этом году наилучшим образом.

Кроме того, я бы отметил более сильное и качественное политтехнологическое сопровождение губернаторских кампаний. И, конечно, нельзя не учитывать формирование благоприятного электорального поля, которое, с одной стороны, стало результатом усилий федеральных властей, с другой стороны, было много договоренностей с системной оппозицией, много уступок с ее стороны, включая и неучастие ряда известных кандидатов, и выдвижение откровенно слабых кандидатов, что особенно видно было со стороны «Справедливой России» и ЛДПР. КПРФ тоже выдвинула много слабых и возрастных кандидатов, то есть партии системной оппозиции предпочитали немного отойти в сторону от выборов и не слишком сильно мешать действующим губернаторам. И уступки здесь тоже сыграли свою роль. В итоге мы получили характерные для оппозиции результаты на уровне 20–30 %. При этом были решены такие проблемы, как проблема избрания губернатора на второй срок, очень уж обострившаяся в прошлом году, хотя, на мой взгляд, это проблемы из тех, которых быть не должно. Но она обострилась в прошлом году и привела к поражению, в этом году проблема была решена. Также была решена проблема избрания ряда новых врио, имеющих достаточно слабые имиджевые данные, тем не менее эту проблемы тоже удалось купировать.

Уроки на будущее: во-первых, остается проблема интереса избирателей к региональным выборам, и речь идет не только и не просто о низкой явке, но по многим регионам продолжается снижение явки по сравнению с теми же выборами, которые проходили пять лет назад.

Во-вторых, нельзя не учитывать, что при всех успехах действующих губернаторов проблемы их личной популярности стоят остро. Да, не было ярких оппозиционеров, но и назвать победителей врио яркими и харизматичными политиками тоже нельзя, поэтому достигнута была в первую очередь ресурсная и технологическая победа действующих губернаторов.

В-третьих, есть проблема с кандидатами от «Единой России» в одномандатных округах (эта проблема только начинает вырисовываться, но я бы не сбрасывал ее со счетов). Поскольку мажоритарная система используется для создания дополнительных преимуществ и для обеспечения успехов на выборы в законодательные собрания, дискутируется вопрос о возможной смене избирательной формулы на будущих думских выборах, но при этом, на мой взгляд, автоматически переход в большую сторону к мажоритарке проблемы «Единой России» не решает. Вера в сильных, опытных и непобедимых единороссов именно в округах несколько поколеблена. Нужно задуматься о принципах подбора кандидатов со стороны партии.

В-четвертых, технологии провластных самовыдвиженцев нуждаются в доработке. Не хочу и не буду говорить, что эта технология провалилась. Нет, она объективно обусловлена, имеет перспективы. В случае с губернаторами решается гораздо проще, а в случае с кандидатами в губернаторы мы увидели, что самовыдвижение не создает «ядерный электорат», в то же самое время личные заслуги крайне малы, и в результате им не удается эффективным образом позиционироваться в округах, они не получают ни «ядерный электорат» «Единой России», ни свой электорат, что и приводит к проблемам. Поэтому если решать задачу активизации самовыдвижения в округах, то все-таки это должны быть люди с определенным общественным бэкграундом и стартовой известностью, а не просто откуда-то взявшиеся.

После этих выборов властям придется несколько больше считаться с системной оппозицией. Партии системной оппозиции шли на определенные уступки, но случаи КПРФ и Москвы, ЛДПР и Хабаровского края, намекают на то, что на перспективу торг будет более сложным, чем это было до сих пор.

На будущее важно также то, что выборы еще рельефнее показали пластичность электората. Мы видим, что он в разных условиях, регионах, контекстах может перетекать из стороны в сторону, и перетоки могут быть причудливыми и неожиданными. По итогам выборов я бы не стал утверждать, что какая-то из ныне действующих партий может с уверенностью говорить, что у нее есть хороший, сложившийся «ядерный электорат», и это заслуживает внимательного анализа, учитывая перспективу будущей думской кампании.

Send with Telegram
bookmark icon