Если я напишу слова «Ирина Алашкевич», от них у людей уже выстраивается четкий ассоциативный ряд: чиновница, обозвавшая людей «быдлом и бичевней», люди, пострадавшие от наводнения, а теперь еще униженные и оскорбленные. Кто-то вспомнит, что наводнение было в Иркутской области, кто-то еще вспомнит про город Тулун, пострадавший от наводнения больше других, про визит туда Путина, по поводу организации которого и высказалась чиновница. Но совсем мало людей в этот ассоциативный ряд смогут поставить губернатора области Левченко – так устроена человеческая психика, что на него места в ряду уже не остается. В шахматах это называется жертвой фигуры, в психологии – отвлечением внимания.

Я, конечно, не могу утверждать, что Левченко всю эту комбинацию задумал изначально, заставив подчиненную сказать то, что она сказала. Но подвернувшийся момент он использовал по полной. Да и непонятно до конца, каким образом достоянием гласности стало высказывание Алашкевич, вовсе не предназначенное для тиражирования.
Прошу не думать, что я тут беру сторону Алашкевич, но на некоторые вещи почему-то приходится обращать внимание публики, будто она сама этого понять не способна. Во-первых, Алашкевич – пресс-секретарь, то есть человек, имеющий отношение к журналистике. Во-вторых, она чиновник. Обе профессии весьма циничны. Если вы хотите знать, что говорят чиновники об обычных людях в своем узком кругу, вспомните, что в своем узком кругу обычные люди говорят о чиновниках. Там примерно то же самое. Постоянно. И если время от времени на поверхность выплывают высказывания типа «государство вас рожать не заставляло» или «бичевня и быдло с двумя классами образования», это лишь верхушка айсберга.

Но если чиновник на таком попался – деваться некуда, отвечать ему придется. И это правильно. Неправильно, что отвечать придется только ему. А в рассматриваемом случае – ей. За то, что произошло накануне, во время и после наводнения в Тулуне и в Иркутской области вообще, отвечать по полной должен совсем другой человек – губернатор Левченко, а не невоздержанная на язык стрелочница из его пресс-службы.

Я побывал в Тулуне в прошлом году в рамках своего автотура «Реальная Россия». Это когда я за рулем своей машины проделал путь от Москвы до Сахалина, останавливаясь в городах и селах и общаясь с людьми. Сейчас для меня это уже не город в Иркутской области, в котором я был, это явление для страны, которое экстраполирует все наши беды. Начиная от невозможности, неспособности, неготовности противостоять стихии, заканчивая тупостью и заявлениями чиновников, которые в том числе доходят и до президента страны.

А заявление Алашкевич недавно дошло до Путина. Во время очередной поездки в Тулун (а Путин там уже не первый раз с момента наводнения) местный житель поинтересовался его реакцией на слова Алашкевич и возможными оргвыводами. Ответ Путина дословно гласил: «Первый раз слышу, мы ее отстраним от работы, если она так сказала, то она непорядочный человек, я не хочу выражаться нецензурными выражениями, но она этого заслуживает».

Потом тот же парень спросил про губернатора Левченко – про известный скандальный случай, когда он нарушил правила охоты и убил медведя в спячке. Эта скандальная история тоже нашумела в свое время – даже ходила по сетям петиция об отставке губернатора за этот проступок.
Но я о другом хочу сказать – два вопроса, и оба являются производным медиа-скандалов. А заданы они там, где у людей актуальных жизненно важных вопросов выше крыши. Люди не получают от государства даже те самые подачки в виде 10 тысяч рублей, о выплате которых область уже отчиталась. Удивительно: неужели государство, которое выкачивает ежедневно миллионы баррелей нефти, не способно заплатить одному человеку 10 тысяч рублей.

А ведь появлялись инициативы вообще исключить из бюджета субсидии на выплату людям компенсаций! Поставлен вопрос о необходимости фактически добровольно-принудительного проведения страхования. То есть государство в который раз ничего никому не должно. А сейчас мы начинаем переводить стрелки на «виновных» типа Алашкевич.

Send with Telegram
bookmark icon