Госдолг регионов: не так страшен, как кажется?


Как заявил в ходе заседания комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам глава Счетной палаты России Алексей Кудрин, непрерывное увеличение объемов заимствований для покрытия текущих расходов – это путь к финансовой пирамиде, сообщает ТАСС.

Динамику государственного долга регионов нельзя рассматривать в отрыве от экономической ситуации в стране. В тяжелые для экономики периоды регионы, как правило, наращивают государственный долг, в том числе за счет бюджетных кредитов от федерального центра – это один из инструментов антикризисной политики.

Минувший год был весьма сложным для региональной экономики: почти в половине регионов собственные доходы (налоговые и неналоговые поступления без учета трансфертов из федерального центра) оказались ниже, чем было запланировано региональными законами о бюджетах на 2020 год.

Стоит отметить, что федеральные власти в этих условиях оказали регионам значительную поддержку, и не на долговых основаниях, а на безвозмездных: в общей сложности 378,4 млрд рублей было выделено регионам в виде дотаций на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов субъектов Российской Федерации.

Однако не для всех регионов это оказалось достаточным. Для 17 регионов, экономика которых зависит от цен как на полезные ископаемые и продукцию топливно-энергетического комплекса, так и на продукцию смежных отраслей и ряда отраслей обрабатывающей промышленности, снижение выпадающих доходов оказалось слишком большим. Наиболее пострадавшими, кроме нефтегазовых регионов, оказались регионы Приволжья и регионы за Уралом, а вот Центральная Россия прошла год легче. Поэтому некоторые из таких регионов активно прибегали к долговым инструментам для покрытия возникшего дефицита. Примерами могут быть Пермский край (динамика госдолга: +56% год к году), Кемеровская область – Кузбасс (+46%), Республика Башкортостан (+35,7%).

Активно использовали долговые инструменты и регионы, где падение собственных доходов было менее глубоким. Это, например, Свердловская область (+32,5%), Челябинская область (+37,8%), а также Иркутская область (+42,8%), в которой собственные доходы вообще не падали, а росли. Если регион обладает высокой финансовой устойчивостью, то в применении госдолга нет ничего страшного. Использовать его можно и полезно для решения задач экономического развития и дополнительной поддержки населения и бизнеса в сложных условиях, как поступают в том же Екатеринбурге, который, кстати, еще и готовится к летней Универсиаде 2023 года.

Хуже, конечно, когда у региона собственные доходы недостаточно велики, чтобы избегать падения по долговой спирали, а кредитные средства привлекаются для покрытия кассового разрыва между расходами и денежными поступлениями. Полагаю, Алексей Кудрин говорил именно о регионах, для которых такой риск существует. Но и в их случае ситуация от региона к региону различается. Мордовия – один из исторических лидеров по объему заимствований к собственным доходам и валовому региональному продукту – в прошлом году сумела даже сократить объем госдолга на 4%. Сложнее ситуация в Хакасии, где госдолг за год вырос на 15%, но к качеству управления в этом регионе у экспертного сообщества всегда было много вопросов. Дошло до беспрецедентной ситуации: 30 марта Верховный суд Хакасии признал недействующим закон о бюджете республики на 2021 год и на плановый период 2022–2023 годов из-за нарушения Бюджетного кодекса РФ (установлено превышение дефицита республиканского бюджета и верхнего предела государственного долга республики). Что касается Удмуртии, где госдолг вырос на 28%, там ситуация не самая простая, но нужно понимать, что даже 7 млрд рублей дотаций из федерального центра в 2020 году не покрыли в полной мере снижение выпадающих доходов.

Полагаю, в 2021 году мы можем увидеть две параллельные тенденции. С одной стороны, продолжится дотационная поддержка федерального центра регионам, направленная на компенсацию части выпадающих доходов, при этом сырьевые регионы пройдут год лучше благодаря росту цен на энергоносители. С другой стороны, многие регионы будут активно наращивать государственный долг, чтобы стимулировать восстановительный рост экономики и обеспечить социальную поддержку граждан. Конечно, регионам потребуется сохранять финансовую дисциплину, но чего-то из ряда вон выходящего произойти не должно, а за «проблемными» регионами Минфин и так следит достаточно строго.

Если говорить о будущем, то регионам весьма помогли бы дополнительные инструменты использования государственного долга для решения задач экономического развития. Например, возможность использования госдолга через инфраструктурные фонды для реализации долгосрочных проектов: строительства новых железных и автомобильных дорог, возможно, логистических комплексов. Но это было бы актуально прежде всего для крупных регионов и при понимании того, что бесконтрольно наращивать долг нельзя. Хотя регионы России даже при еще более активной долговой политике мировыми лидерами все равно не окажутся: в Китае региональный и местный госдолг составляет 10% от ВВП страны (по некоторым западным оценкам, в несколько раз больше). В России с ее 2,3% госдолга регионов к ВВП все не так страшно, главное для регионов – поддержка экономического роста, активная социальная политика и финансовая дисциплина.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: