Главный вопрос прямой линии президента – о восстановлении социальной справедливости в стране


Если сравнивать прошедшую прямую линию президента с прошлогодней, то я бы отметил ситуационные отличия. Так, был ряд вопросов, который занимал в 2018 году очень большое место, а в этом гораздо меньше. Речь, например, о сфере образования. Мы не знаем, как это трактовать, наверное, кто-то заявит, что с образованием «дела пошли», а кто-то скажет: «Да нет, ничего не изменилось, просто тема ушла из первоочередных нужд, и люди заинтересовались другими вещами».

На этот раз прозвучало много вопросов, касающихся сферы здравоохранения. Теме этой придают большое значение, и Путин это подчеркнул и отдал специальные указания. Тема, конечно, не новая, но ситуация постоянно меняется, надо ее корректировать. В частности, прозвучал интересный вопрос, связанный с тем, что в небольших поселениях стали появляться фельдшерские пункты. Вначале с ними живо расправились, а теперь стали возвращать, но возник «маленький пустяк» – кто теперь туда поедет работать, где брать квалифицированные кадры, если там нет ни жилья, ни достойного уровня жизни и зарплаты? Надо обращать на это внимание и решать проблему.

На мой взгляд, на этой прямой линии есть еще одна важная психологическая история: у нас люди, задающие вопросы, безусловно, понимают, что страна еще не вышла полностью из кризиса, признает это и президент. Так, в ходе прямой линии четко проговаривается, что уровень жизни, мягко скажем, не растет, а кое-где жить совсем стало сложно. Причины этого многократно назывались, начиная от геополитической ситуации, не самых выдающихся успехов в экономике под влиянием в том числе санкций и так далее. Но одновременно с этим среди вопросов, на мой взгляд, стало больше таких, которые косвенным образом затрагивают не столько тему «Верните нам досанкционное изобилие», сколько тему социальной справедливости. Попросту говоря, у нас есть сложности, у нас есть трудности в экономике, здравоохранении, образовании, экологии и так далее, но на фоне всей этой истории явно проступает следующая вещь: в какой степени, скажем, наши начальники – чиновники, высшее руководство – разделяют с нами – простыми людьми – все эти тяготы? Не получается ли так, что сегодня мы наблюдаем, как пенсионер обращается с проблемой протекающей крыши, но то не находят бюджетных средств для решения этой проблемы, то кормят завтраками, в то время как у конкретного чиновника крыша в доме отремонтирована – у него все в порядке? И вот этот момент социальной несправедливости сквозит во многих вопросах. То, что социальная справедливость у нас сегодня нарушается, мне кажется, понимает и президент. «Не ругайте меня, когда я называю размер зарплаты, а вы лезете в карман и не находите той зарплаты, – я говорю о средней зарплате», – подчеркивает президент. У нас зачастую возникает гигантская разница между доходами чиновника и человека, который на самом деле несет на себе тяготы спасения и сохранения государства. Ведь это именно ему подняли налоги, повысили пенсионный возраст и так далее, а зарплата-то не растет. И когда он видит, что у руководства все в порядке – крыша не течет, зарплата гораздо выше, – то возникают справедливые вопросы: «Я понимаю, что есть объективные сложности, но, может, вы хоть мусор будете вывозить вовремя? Или, может быть, крышу почините вовремя? Или, может быть, вы сделаете так, что я не буду звонить президенту для того, чтобы у меня в подъезде лампочку вкрутили?»

Поэтому я вижу в структуре прозвучавших вопросов внутреннюю логику, которая связана с одним главным вопросом – с восстановлением социальной справедливости в стране, которой сегодня не хватает. Это главный дефицит, который, на мой взгляд, существует. Мне кажется, что президент это понимает, и это подтверждает сама структура его ответов, то, как он привлекает к ответам министров, людей, которые могли бы и без него это решить. Когда Путин говорит региональной власти: «Что у вас творится? Отремонтируйте дом или снесите барак, переселите людей из ветхого жилья», на местах все это быстро делается. А на самом деле должно быть так, чтобы впечатывание правильной реакции произошло в головах региональных чиновников, чтобы они в следующий раз эти проблемы решали. Это пока не очень здорово получается. В принципе, прямая линия построена так, чтобы это вдолбить региональной элите, к которой простому человеку пробиться сложнее, чем к президенту.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: