В ситуации вокруг правительства Белгородской области можно выделить несколько сюжетных линий. Первая связана с ротацией кадров в правительстве региона, которую губернатор Вячеслав Гладков начал еще весной этого года. Напомню, Гладков достаточно долго не осуществлял каких-то серьезных кадровых изменений в правительстве области, в отличие от своих коллег – губернаторов «новой волны». Если сравнивать его с другими губернаторами-технократами – Романом Старовойтом из Курской области и Игорем Артамоновым из Липецкой области, то и в курском, и в липецком случае серьезные кадровые изменения начались чуть ли не в первые недели после прихода врио. Гладков же реализовывал совершенно другую стратегию: он в течение нескольких месяцев не производил существенных кадровых перемен, присматривался к региону и чиновникам, говорил, что регион развитый, поэтому у него нет желания сразу осуществлять кадровую революцию. Но как мы теперь понимаем, он потихоньку ее готовил. Это было в известной степени неизбежно.

Несмотря на то что Белгородская область, несомненно, имеет репутацию развитого региона и команда Евгения Савченко (предыдущего губернатора) добилась, можно сказать, выдающихся успехов в региональном развитии, от власти Савченко и тех, кто с ним ассоциировался, – Валерия Шамаева и Наталии Зубаревой – была достаточно серьезная усталость. Я думаю, Гладков это осознавал и ощущал запрос населения на более серьезную кадровую перезагрузку всей региональной системы управления. Но он этого не делал: механизм действительно работал, Гладкову нужно было сначала разобраться, как он работает, сформировать собственное представление о миссиях, целях и задачах и, будем говорить честно, подтянуть кадры, которые были известны ему в том числе по предыдущим местам работы: в Пензенской области, Севастополе, Ставрополе. Первоначально он держал этих людей на должностях советников, постепенно формируя кадровую «скамейку запасных» как из «варягов», так и из местных молодых и перспективных кадров. Он не торопился, в отличие от своих коллег-губернаторов.

С весны этого года Гладков приступил к масштабному обновлению и, как мы видели, делал это достаточно решительным способом. Это его второе отличие от коллег. Ни случай бывшего вице-губернатора Евгения Глаголева, ни случай заместителя губернатора Олега Абрамова нельзя назвать легким добровольным уходом на пенсию или в другую сферу. К качеству работы Глаголева выдвигались очень серьезные претензии, а впоследствии появились и уголовные дела. Увольнение Абрамова проходило мягче, тем не менее по утрате доверия из-за конфликта интересов. Это тоже оказалось уникальным случаем на Черноземье. Никого еще новые губернаторы так не увольняли.

Понятно, что Гладков должен был более глубоко перезагрузить доставшееся ему в наследство от Савченко правительство. В этом отношении и Шамаев, и Зубарева серьезно ассоциировались с прежним правлением. К Зубаревой было очень много претензий, в том числе объективных, поскольку она отвечала за здравоохранение. Сегодня вряд ли можно найти региональных чиновников, которые отвечали бы за эту сферу и к которым не было бы претензий.

Продолжение отставок было неизбежно, а тем более уход знаковых персон. Но этот уход опять же произошел не в мягком, а в довольно жестком формате. В случае с Зубаревой и Шамаевым, как,  собственно, и с Глаголевым и Абрамовым, появились компрометирующие материалы, причем обнародованы они были в том числе несистемной оппозицией. Я не думаю, что эти материалы «утекли» просто так. Мы понимаем, что утечка этих материалов как раз накануне неизбежной перезагрузки правительства должна была усилить эффект назревших кадровых решений. Понятно, что после того, как «утекла» эта информация, нахождение в правительстве Зубаревой и Шамаева было просто невозможным. Гладков в этом смысле уволил их даже не столько на основании профессиональных претензий, сколько на основании тех материалов, которые были засвечены. Здесь, безусловно, есть информационный эффект. Гладков не просто обновляет правительство, на что он имеет право, как человек, избравшийся губернатором, а он в символическом смысле избавляется от старого наследства, причем наследства достаточно одиозного в глазах населения. Это усиливает положительный образ губернатора и тех решений, которые он принимает.

Риски Гладкова связаны не столько с увольнениями чиновников правительства и отставкой мэра, которая тоже была неизбежной с точки зрения руководства области и вертикали власти, сколько с назначениями. С момента ухода Абрамова и Глаголева он стал назначать на ведущие позиции «варягов» – тех людей, с которыми уже работал в различных органах власти и которых хорошо знает. Это тоже было неизбежно: губернатор имеет право формировать свою команду, а губернатор-«варяг» всегда испытывает определенный уровень недоверия к местным элитам и старается компенсировать его призывом в регион тех, кого знает лично и кому доверяет.

Первые назначения Гладкова в структурах власти Белгородской области встречались достаточно благожелательно: у Гладкова довольно высокий кредит доверия. Кроме того, это был еще период «романтических отношений» с электоратом и региональным сообществом. Однако буквально в последние недели тональность и довольно известных Telegram-каналов, и некоторых информресурсов начала меняться. Они начинают ставить под сомнение целесообразность массового назначения «варягов», что становится серьезной проблемой. Такие же претензии активно предъявляются Игорю Артамонову в Липецке и в чуть меньшей степени – Роману Старовойту в Курске. В некотором смысле такая смена настроений наблюдается сейчас и у белгородцев. Здесь важно понимать: региональная идентичность и представление о чувстве собственного достоинства у белгородцев достаточно высоки. Они действительно стали жителями региона-лидера, чем очень гордятся.

Если Вячеслав Гладков вдруг перегнет палку с назначениями «варягов», то это будет иметь определенные издержки, причем уже на старте работы Гладкова как полноценного главы региона. Как человек, который был зам-губернатора Ставропольского края и заместителем губернатора Севастополя, Гладков хорошо понимает специфику регионального управления. Он должен отлично осознавать и набор рисков, который связан с чрезмерным «оваряживанием» исполнительной власти. Сейчас местное сообщество будет очень внимательно смотреть, кто придет на смену уволенным чиновникам.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: