В первую очередь я бы отметила, что не все выборные прогнозы являются достаточно точными. Например, сейчас многие говорят о низкой явке. Однако для того чтобы убедиться, что она далеко не низкая, достаточно сравнить явку в каком-либо регионе с показателем явки в этом же регионе в предыдущий электоральный период. Даже сравнивать регионы между собой будет не очень корректно, потому что они очень разные: есть регионы, где явка меньше 30 %, а есть такие, где она достигает 80 %. Я считаю, что росту явки способствовало трехдневное голосование. Голосование в воскресенье традиционно ставит избирателей перед вопросом: пойти на выборы или уехать на дачу? Соответственно, возможность проголосовать в один из трех дней расширила диапазон вариантов для людей и тем самым повысила явку. Помимо этого, я бы отметила, что у голосующих в целом сохраняется высокий интерес к институту выборов.

Что касается легитимности данных выборов, важно отметить, что эта кампания стала одной из самых прозрачных, по мнению ЦИК в том числе. По сравнению с предыдущими годами было зафиксировано минимальное количество жалоб, нарушений и обращений. Также нужно иметь в виду, что далеко не все обращения были реальными – многие из них оказались фейками. В этой связи важно подчеркнуть, что в последние годы активно развиваются институт общественного наблюдения, институт кураторства, который перепроверяет жалобы и оценивает, где были зафиксированы реальные нарушения, а где – провокации.

Важно отметить, что в этом году выборы проходили при достаточно высокой конкуренции. Было зарегистрировано много кандидатов и на выборах высших должностных лиц, и при голосовании за партии. Отдельного внимания заслуживает феномен появления новых партий, и хотя три из них выступили не так ярко, «Новым людям» удалось достичь существенных результатов в заксобраниях нескольких регионов. Учитывая недолгую историю существования этой партии, это очень хороший результат: она успела раскрутиться, найти своего избирателя и донести до него свои ценности и принципы.

Говоря о губернаторских кампаниях в Архангельской и Иркутской областях, я бы отметила, что в этих регионах значительное влияние оказывали последствия событий, при которых врио пришли в регионы, при этом и в том и в другом случае кампании были очень конкурентными.

В Архангельске значительное влияние оказывала ситуация вокруг «Шиеса». Придя в регион, Александр Цыбульский в первую очередь заявил о закрытии этого проекта,  решив достаточно долгоиграющую для местных жителей проблему. Он также начал разбираться с проблемой ветхого и аварийного жилья. Иными словами, губернатор сразу начал работать с наиболее сложными проблемами и не стал закрывать на них глаза, что во многом предопределило его успех.

В Иркутске тоже была сложная ситуация: сказывались последствия наводнения в Тулуне, разрешением которых Игорь Кобзев занялся практически сразу после прихода в регион. Важно, что Кобзев сумел продемонстрировать сильную связку с федеральным центром, отстоял интересы региона в той же истории с РЖД и Байкалом – занял позицию области и сумел донести проблематику до президента. Он принимал сильные решения с точки зрения отстаивания интересов региона, и жители это почувствовали.

В целом важно понимать, что эти выборы проходили в условиях коронавируса. Они были нетипичные с точки зрения классической кампании: у нас практически не было офлайн в течение нескольких месяцев, формы коммуникации значительно сузились. При этом с точки зрения управленческих решений наиболее успешными стали выборы именно там, где велась работа с социальными запросами.

 

 

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: