Диктатура статистики и социологии в региональной политике: угрозы растут


Широкая экспертная дискуссия о том, отражают результаты социологических исследований политическую реальность или специалистам стоит задуматься об изменении методики, началась прошлой осенью. Многие результаты выборов в регионах в 2018-м социологам предсказать не удалось – так тогда говорили. «Требуют осмысления методики проведения опросов, фокус-групп и экзитполов. Например, должны иначе считаться коэффициенты не определившихся с выбором избирателей и их распределение между кандидатами», — отмечали тогда российские политологи.

Всего через пару месяцев волна критики обрушилась и на Росстат, объявивший по итогам трех кварталов о настоящем инвестиционном буме. Якобы имевший место рост инвестиций в основной капитал, зафиксированный службой государственной статистики, никак не отразился на других показателях. Оперативные данные часто предоставляются фирмами в весьма сжатые сроки, честно поясняли тогда в Росстате, «зачастую при отсутствии полных данных первичного и бухгалтерского учета». И разумеется, многие оппозиционеры не преминули обвинить власть в сознательных «накрутках».

Весной 2019-го интерпретация статистики захватила внимание оппозиционеров в Новгородской области. По итогам 2018 года Новгородстат выявил снижение объемов инвестиций в основной капитал к году предыдущему. «В 2018 году инвестировано в основной капитал 52 769 млн рублей, что составило 80.9 % к прошлому году», — сообщили в службе, что немедленно было объявлено «разоблачением» слов губернатора Андрея Никитина об успехах Новгородской области.

В реальности, конечно, данные Росстата нуждались в интерпретации. Во-первых, произошла замена бюджетных инвестиций частными. И динамика притока частного капитала как раз улучшилась. Кроме того, государственная статистика не учитывает «затраты на приобретение зданий, сооружений, машин, оборудования, транспортных средств, производственного и хозяйственного инвентаря, а также объектов, не завершенных строительством, числившихся ранее в основных фондах (средствах) у других организаций». Такова применяемая сейчас методология.

Что особенно важно для такого небольшого региона, как Новгородская область: определяя этот показатель экономического развития, Росстат не принимает во внимание малый бизнес и другие инвестиции, «не наблюдаемые прямыми статистическими методами». А ведь в регионе значительное количество предприятий как раз малые. И именно на стимулирование их развития сегодня направлены многие новые меры поддержки. Да и порог вложений в бизнес-проект, необходимый для того, чтобы региональное правительство признало его приоритетным, значительно снизили.

Вообще, конечно, региональная экономика гораздо сложнее и описывается несколькими десятками показателей. Многие из них имеют к улучшению качества жизни людей весьма опосредованное отношение. К тому же некоторые новые подходы к управлению экономическим развитием, применяемые в Новгородской области, принесут плоды лишь через годы.

Для внимательного наблюдателя интересно еще и то, какой эффект на основе интерпретации одного, пусть и важного, статистического показателя можно наблюдать. Изначально критически настроенные комментаторы оценивают цифры статистики так, как им выгодно. Если они растут, значит неверны или вообще подтасованы. А вот если цифры (для такого рода спикера на самом деле неважно какие) могут говорить о негативной динамике, ее-то как раз и объявляют истинной.

Другой пример в апреле подарило издание РБК, опубликовав итоги якобы закрытого опроса о доверии населения губернаторам. Новгородский губернатор был помещен авторами материала в десятку тех, кому доверяют меньше всего. Разумеется, многие комментаторы вспомнили о критериях оценки эффективности работы руководителей регионов, одним из которых доверие было названо за несколько недель до этого. Методика расчета уровня доверия, кстати, только еще будет разработана администрацией президента РФ и представлена в ближайшее время. И честно говоря, вряд ли в ее основу будет положен подобный опрос.

Публикация РБК вызвала разговоры в оппозиционных кругах, а другую «кремлевскую» десятку губернаторов – тех из них, что считаются в управлении внутренней политики администрации президента «опорными». Разумеется, это тоже версия, предложенная Telegram-каналом «Кремлевский безБашенник».
Вообще, доверие к власти – показатель довольно сложный. Выделяют четыре различных аспекта доверия. В одном или нескольких из них может регистрироваться рост, а в другом наблюдаться снижение. Учитывается доверие к людям вообще, оказывающее влияние и на доверие к губернатору. Другой аспект — доверие к главе региона в силу должности. Эксперты заметили, что доверие к должности в России традиционно обратно пропорционально другому критерию — доверию, обусловленному близостью, дистанцией, которую необходимо преодолеть для непосредственного общения, и информированностью о неформальной стороне жизни. Выделяют в отдельный аспект также доверие к тем технологиям, что позволяют общаться с главой, сообщать о проблемах и потребностях, например, к социальным сетям или специальным интернет-порталам, вроде новгородского «Вечевого колокола».

Это всего лишь упрощенные схемы, на которые полезно ориентироваться, не забывая, что сообщество людей, сформировавшееся в каждом из регионов, уникально. Так же как и развитая экономика – это не статистические показатели. Наиболее динамично развивающиеся креативные индустрии в традиционных статистических показателях могут быть описаны лишь со значительными поправками.

В последнее время тема доверия снова в центре внимания в России. Теперь речь идет о доверии результатам опросов и их интерпретациям. Так, опубликованный ВЦИОМ результат отношения жителей Екатеринбурга к перспективе строительства храма провоцирует полярные интерпретации. Одни делают вывод о доказательстве отрицательного отношения большинства горожан. Другие – указывают, что значительное количество опрошенных людей лишь указало на неудачный выбор места. Сходный эффект — после публикации итогов опроса «Левады» об отношении к согражданам нетрадиционной сексуальной ориентации. Демонстрируют его итоги взрывной рост позитива по отношению к ЛГБТ в обществе или нет? Теперь каждый из комментаторов подгоняет результат под ответ. В реальной политике результаты социсследований учитывать, конечно, стоит, но не ориентироваться же всецело на них! Тем более если эти результаты — будущие. А не «потеряться» в показателях позволит соблюдение правила, лишь кажущегося старым и банальным: ориентироваться в работе на реальное повышение качества жизни людей.

Send with Telegram
bookmark icon