Активная кампания «забойкотчиков» может негативно повлиять на явку в день голосования за поправки в Конституцию


Голосование по внесению изменений в Конституцию назначено на 1 июля. Президент подписал соответствующий указ. Он призвал граждан принять в голосовании активное участие.

Дату определили, на мой взгляд, произвольно. Изначально разговоры ходили о том, что голосование пройдет в день парада. Но поскольку об этом надо было объявить за месяц, а сделано это не было, то все тревожились. Даже возникла версия, что поскольку часть процедуры подготовки к голосованию уже была проведена заранее, то, может быть, объявят чуть позже. Как мы теперь знаем, этой датой стало 1 июля. Это обычная, рядовая дата. Единственная ассоциация, которая возникает, – это 3 июля, когда проходило голосование во втором туре президентских выборов в 1996 году. Тогда на выборах соперничали Ельцин с Зюгановым, а дата приходилась тоже на будний июльский день. Те выборы ознаменовались беспрецедентными фальсификациями, подтасовками и прочими нарушениями. И такая ассоциация, конечно, не лучшая.

Хотя мы уже слышим разговоры о том, что заболеваемость коронавирусом пошла на спад, тем не менее тревожные сигналы еще поступают. В Москве, судя по всему, действительно есть позитивная динамика, все-таки волна заболеваемости началась именно с нее и она первой ощутила на себе удар, поэтому первой и выходит из этой истории. Что же касается регионов, особенно удаленных, где распространение заболевания началось значительно позже, то некоторые из них только еще входят в пандемию. Поэтому к дате голосования вопросов много.

Что касается явки на голосование, то, учитывая, что 1 июля – это будний день, наверное, так задумано для повышения явки, ведь в выходные многие уезжают из города. В данном же случае один выходной, так что далеко не уедешь – многие будут находиться по месту жительства. Однако и этого, видимо, показалось мало, поэтому предложили вариант с досрочным голосованием. Причем процедуры таковы, что за людьми будут фактически бегать. Так было в советское время, когда мы имели явку 99,9 % и когда бегали практически за каждым, вынуждая человека проголосовать.

Единственное, не взяли на вооружение советский опыт, когда один человек мог взять паспорта остальных членов семьи, прийти и проголосовать за всех. Тем не менее я думаю, что с явкой, вероятно, могут быть серьезные проблемы. Все-таки граждане не до конца поняли, зачем нужны эти поправки, несмотря на то что ежедневно с экранов телевизоров нам объясняют, что поправки в Конституцию нам нужны для того, чтобы платили вовремя пенсии, чтобы они повышались, чтобы животных защищали, чтобы Крым не отдать.

Региональные руководители в массе своей либо не справились с поставленной задачей по сдерживанию коронавируса, либо предпринимают такие действия, от которых люди в шоке. То есть люди пребывают в некоем оцепенении и задают себе вопрос, хотят ли они еще 12 лет такой жизни. И ответ чаще всего отрицательный. Как в песне: «Перемен требуют наши сердца». И вот здесь есть большой риск получить голосование против. Поэтому буквально в день объявления даты голосования началась активная кампания «забойкотчиков». Это может негативно повлиять на явку граждан.

Поскольку процедуры различные (досрочное голосование, дистанционное электронное голосование и так далее), они позволят получить тот результат, который нужен организаторам плебисцита. На самом деле это голосование не менее важно для верховной власти, как тогда, в 1996 году. Тогда никто не был готов к тому, чтобы отдать власть Зюганову, примерно то же самое происходит и сейчас: никто не готов отдавать власть, никто не готов получать негативный результат референдума – не для того это затевалось. Поэтому, я думаю, админресурс будет включен на полную катушку и те результаты, которые нужны, будут получены.

Вопрос в том, что уже сейчас оппозиция поднимает вопрос о легитимности будущих результатов. Тем не менее думаю, что явку обеспечат, несмотря на то что люди в реальности, наверное, не дошли бы до избирательных участков, потому что не понимают, зачем нужны эти поправки, зачем нужно голосование во время чумы. Все-таки многие ответственно относятся к своему здоровью, лишний раз не выходят на улицу, а заразиться на избирательном участке ни у кого особого желания, конечно, нет. Мы привыкли видеть высокую явку в южных регионах, хотя могу сказать, что и там на самом деле реальная явка не такая высокая. В свое время мне довелось работать на Северном Кавказе, я общался с участниками избирательных кампаний, и они открыто говорили, что на участки приходят не так много людей, тем более что многие жители находятся на заработках, в некоторых республиках целые народы выезжают на Север, например, проживающие там ногайцы в большинстве своем работают на нефтепромыслах в Сибири.

На сегодняшний день тяжело оценить реальную явку. Сейчас оппозиция, особенно в Москве, приобретает достаточно серьезный авторитет, у нее много новых сторонников, та тактика, которая победит среди оппозиции: либо история, связанная с бойкотом голосования, либо голосование против, – очень серьезно повлияет на явку. Еще год назад, когда оценивали мобилизационные возможности оппозиции, то доходило до 20 % избирателей. Сейчас эта цифра выросла. Но всем очевидно, что если бы выборы проходили честно, открыто и без нарушений, то явка в Москве, например, вряд ли была бы высокой.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: